Daily News

«Женщины ждали операции по 7 часов!» Врачи гинекологического стационара на Луначарского рассказали, почему боятся переезда

Гинекология врач
Фото: Wikimapia, depositphotos Коллаж: Daily

Вы заметили, что в нашей медицине что-то происходит? Что-то страшное и, как кажется, неизбежное. Из крупнейшего столичного онкоцентра массово увольняются врачи, сотрудники провинциальных клиник грозятся уйти с работы из-за маленьких зарплат. А в тихом Петрозаводске на фоне прогремевшей итальянской забастовки работников скорой помощи тихо назревает еще один медицинский скандал.

Гинекологию на Луначарского, 2 в Петрозаводске знают, наверное, все. По крайней мере, все женщины, потому что сюда каждая из нас попадала хотя бы раз в жизни. Своими ногами, на машине скорой помощи, а возможно, и в очереди стояли. Ждать плановой операции в единственной в Карелии больнице, которая оказывает женщинам круглосуточную помощь, сейчас приходится полтора-два месяца.

Раньше и по 8 месяцев ждали, говорят сотрудники. Сами они теперь тоже ждут. Ждут своеобразной операции с неясным для них исходом. Разговоры о том, что гинекологию на Луначарского, 2 закроют и переведут в другое место, начались полтора года назад. Тогда предполагалось, что после переезда стационар будет работать в новом перинатальном центре. Но теперь возник новый вариант. Сотрудникам объявили, что предполагается переезд в БМСП с сокращением числа коек.

Коллектив отреагировал письмом, которое сейчас активно распространяется в соцсетях. Основная его мысль: нас хотят уничтожить! На условиях анонимности сотрудники стационара рассказали Daily, почему они считают катастрофой переезд в том виде, в котором он сейчас предлагается. Редакция с пониманием относится к нежеланию врачей и медсестер обнародовать свои имена.

Нас пытаются убедить в том, что мы должны перейти в городскую больницу. Но мы не видели ни одного документа, подтверждающего этот перевод нашей клиники в другое здание. При этом сотрудникам  предлагают уволиться отсюда по собственному желанию и поступить на работу в больницу скорой помощи. Все это также делается исключительно в устной форме, без каких-либо документальных подтверждений.

Мы являемся подразделением роддома имени Гуткина. Никого не смущает, что все подразделение должно массово уйти с работы по собственному желанию? И как это все будет выглядеть документально: наш стационар официально перестанет существовать? Ведь нам всем предлагается устроиться на работу совершенно в другую клинику!

Тем, кто не согласится, обещают, что переведут их на «простой». То есть специалист вынужденно сидит дома и получает две трети голого оклада. Оклад  8 200, вот и считайте, сколько останется. Нам так и говорят: «Вы через два месяца все равно сами уволитесь!»

Многие действительно увольняются сами уже сейчас. У людей семьи, дети, родители, ипотеки, кредиты... Многие просто не могут позволить себе сидеть и ждать, когда нам снова, и на этот раз уже окончательно, скажут: «Увольняйтесь!» Специалисты ищут места с гарантированной работой и зарплатой. Так мы потеряли уже примерно треть сотрудников. И мы тоже боимся — боимся остаться ни с чем и пойти на худшие условия.

Сроки переезда называют все время разные. Сначала говорили: 1 июля, потом 1 августа, потом сказали, что 1 октября вы точно не будете работать. Вот сегодня 1 октября (дата записи интервью), и стационар работает. Нам все время звонят пациенты с вопросами: «Куда нам теперь обращаться? Говорят, вас закрыли?» Мы отвечаем: «Нет, пока не закрыли». Но не знаем, что скажем завтра.

Поймите правильно, мы не против переезда как такового. Дело в том, куда нам предлагается переезжать. Вместо имеющихся у нас 70 коек, трех работающих круглосуточно операционных — одна большая для полостных операций и две маленькие для манипуляций, своей лаборатории предлагается занять половину хирургического отделения, причем по соседству с гнойной хирургией, что является нарушением всех норм. Закрепленных за нами операционных на новом месте не предполагается! А коек, как нам сказали, останется 28-30, то есть вдвое меньше. Кроме того, в БСМП не делают гинекологического УЗИ, и как собираются эту проблему решать — неизвестно, хотя УЗИ входит в золотой стандарт обследования подавляющего большинства гинекологических клиник и отделений.

К чему это может привести, предположить очень просто.  Мы прекрасно помним, как и в 2011 году, когда у нас был ремонт, и прошлым летом, когда у нас была приостановлена работа операционной, мы работали на базе городской больницы. И женщины с показаниями к срочным операциям, с кровотечениями ждали своей очереди по 7 часов, потому что не было свободных операционных! У нас же сейчас гарантирована помощь в течение часа с предварительными обследованиями: УЗИ, биохимическим анализом крови, если это нужно.

Опять же ситуация: поступает женщина с внутрибрюшным кровотечением. Гинекологические проблемы — это часто огромная кровопотеря, до 4 литров. У нас здесь, на Луначарского, 2 круглосуточная операционная, в которую больная тут же и попадает. В оперблоке городской больницы, которым нам предлагается пользоваться, операционная в это время может быть занята на несколько часов. А если женщине не помочь вовремя, то исход может оказаться печальным, вплоть до летального.

Нам необходимо изолированное отделение со своими операционными и с отдельным входом, словом, со всем тем, что здесь есть у нас. Ведь эта структура возникла не просто, потому что кому-то захотелось. Это 50-летний опыт нашей клиники. Кроме того, гинекология — дело интимное. Большинство женщин не хотят афишировать свои проблемы. И кроме того, представьте в одной очереди в приемном покое БСМП беременную с угрозой выкидыша и бездомного с разбитой головой, например. Я говорю не о приоритетах, а о том, что эти пациенты не должны пересекаться в принципе.

Мы обращались в различные инстанции и спрашивали, почему наш стационар должен переезжать. И отовсюду приходят абсолютно одинаковые ответы. Первый поступил из Минздрава, а потом пошло как под копирку, текст одинаковый, меняются только «шапки». Суть в том, что помощь может оказываться только в условиях многопрофильной больницы. Но почему она 50 лет могла оказываться в условиях стационара, а сейчас вдруг не может?

Нам говорят, что, например, пациентке может потребоваться консультация кардиолога или другого специалиста. Но у нас сейчас заключены договоры с клиниками, и, если женщине по состоянию здоровья действительно нужна консультация врача не гинекологического профиля, мы отвозим ее в специализированное отделение, сами отвозим, ходить ей никуда не надо, и там ей делают СКТ, МРТ и прочие обследования. Также есть возможность пригласить узких специалистов к нам. Конечно, в условиях многопрофильной больницы это наверняка удобнее, но нельзя говорить, у нас этого нет!  Ну, и  потом, к нам все же 100% пациенток обращаются с гинекологическими проблемами, а не с кардиологическими. Хотя во всех ответах чиновники упорно подчеркивают, что на новом месте будут СКТ и кардиолог. Хорошо, что они будут, но это не заменит необходимую свободную операционную!

Нам обещают, что мы все будем трудоустроены. А куда именно – в гинекологическое отделение, хирургическое, в травматологию или куда-то еще – это открытый вопрос. Получается, что мы можем попасть в любое отделение? Но поймите, у нас сейчас сформировался  опытный коллектив. Для того чтобы успешно работать в гинекологии, нужен огромный практический опыт. У нас у всех он есть, и мы не хотим терять квалификацию, которая зарабатывалась годами. Но даже если случится так, что нам придется уйти в другие отделения, даже на ухудшение условий, мы без работы все равно не останемся.  А женщины останутся без помощи.

Давайте просто посчитаем. Сейчас очередь на плановую операцию — полтора месяца. Насколько увеличится этот срок, если количество коек сократится вдвое? А ведь гинекологические отделения закрываются по всей республике, и куда едут женщины, которым нужна помощь? Правильно, к нам! И как быстро и насколько качественно мы сможем ее оказать в предлагаемых условиях? Лично нам просто страшно отвечать на этот вопрос.

Сейчас редакция Daily договаривается о встрече с представителем карельского Минздрава  и обязательно  опубликует официальную позицию по этому вопросу.

Яркая Карелия в нашем Instagram