Daily News

Жители Карелии, попавшие в список экстремистов из-за мемов и репостов, рассказали, как изменилась их жизнь

В Карелии живёт 14 человек, которых за мемы и репосты в соцсетях приравняли к террористам, двое из них попали в чёрный список на днях. Самый известный из осуждённых  – блогер Максим Ефимов. Из-за преследований после публикации о карельских священниках он сбежал в Эстонию. Те, кто остался на родине, рассказали, как живётся с клеймом экстремиста.

Петрозаводчанка Анна(имя изменено) попала в перечень Росфинмониторинга в марте. Девушку встречал с поезда сотрудник транспортной полиции.

В отделении меня уже ждали. Полицейские заявили, что я стала фигурантом уголовного дела. Я думала, что это какой-то розыгрыш, но очень скоро поняла, что никто не шутит. В отделении меня продержали пять часов и в конце концов убедили написать явку с повинной.

На Анну завели дело из-за двух видеозаписей и пары мемов, опубликованных несколько лет назад. Девушка придерживается правых взглядов, она участвовала в «Русских пробежках» и привлекла внимание полиции. Эксперты наблюдали за её страницей, но свежих публикаций, за которых Анну можно было бы привлечь не появлялось. Тогда её обвинили на основании старых, в число которых попал, к примеру,  кот с зажигательной смесью на фоне надписи «All cats are beautiful»( Все кошки прекрасны).

Мне потом сказали, что за моей страницей наблюдали в течение года. Но ничего такого в последнее время я не размещала. В результате возбудили дело по контенту четырехлетней давности. Причем я эти картинки и видео даже не репостила (что можно считать распространением), а просто сохраняла для себя. Но нашлись свидетели, которые заявили, что заходили на мою страницу, посмотрели эти видео и картинки, очень сильно оскорбились…

Анне повезло больше других – она отделалась штрафом, тогда как многие из фигурантов дел за мемы получили реальные сроки. По решению суда она обязана выплатить 40 тысяч рублей, но таких денег у неё нет. Все счета девушки заблокировал Росфинмониторинг. Девушка продолжает работать и получает зарплату, которую не может обналичить.

Я продолжаю работать в прежней компании, мне исправно перечисляют зарплату на карту. Но пользоваться этими деньгами я не могу. Отсылать деньги на чью-нибудь чужую карту работодатель не будет – у нас требования жесткие. В итоге средства просто копятся, лежат без дела. Я уже четыре месяца не платила за ипотеку. Чтобы внести наличные, мне нужна справка о том, что я включена в перечень Росфинмониторинга, однако такой справки мне никто не дал. Меня ведь внесли в этот список сразу, еще до суда, до приговора.Официально мне никто ничего не объясняет. Я связывалась с молодым человек из Санкт-Петербурга, осужденным по аналогичной статье; он сказал, что ограничения будут где-то в течение года. Но я не могу ждать год, у меня ипотека, у меня ремонт не окончен, мне жить не на что!

Сейчас Анна живёт на деньги друзей и родных и надеется, что удастся одолжить на выплату штрафа. По официальной версии, список экстремистов нужен, чтобы обвиняемые в терроризме не могли спонсировать запрещённые организации. По словам Анны, она вкладывала деньги только в ипотеку, а из-за ограничений рискует остаться без жилья и эффективной защиты на суде. Николай Флеганов, представляющий интересы девушки, разделяет её точку зрения.

Например, экспертизу по делу моей подзащитной делал Сергей Сергеев – тот же человек, который признал порнографией фотографии приемной дочери Юрия Дмитриева (напомним, встречная экспертиза элементов порнографии в снимках не выявила.). Мы бы тоже могли заказать контрэкспертизу, но ее нужно было оплатить, а у моей клиентки не было денег.

Пятеро из жителей Карелии, попавших в список, уроженцы Сегежи. Алексей (имя изменено) дважды был судим за драку на почве национальной ненависти. третий раз он попал на скамью подсудимых за расистский комментарий в соцсети. На тот момент мужчина отбывал наказание в колонии. сейчас он на свободе, но ограничения Росфинмониторинга с него не сняли.

Ни зарплату получить, ни книжку сберегательную открыть. Банки отказываются работать со мной. Я единственный кормилец семьи, работаю официально, но зарплата приходит на карту супруги. О том, чтобы выехать за границу, даже речи быть не может. А сколько времени с этим жить, я не знаю. Может, и всю жизнь!

На сайте Росфинмониторинга говорится, что находящиеся в списке могут проводить денежные операции до 10 тысяч рублей в месяц, но на деле их счета полностью заморожены, об этом упомянули Анна с Алексеем. Девушка поделилась, как сильно изменилась её жизнь из-за наложенных ограничений.

Коллеги на работе говорят: будут проблемы, обращайся. Но проблемы у меня уже полгода, и я обращаюсь везде где могу. Мне из банка названивают, требуют взносы по ипотеке, и мои объяснения о том, что я экстремист, их не интересуют. Я за последние полгода, кажется, лет на десять постарела. Это просто девять кругов ада. И когда они кончатся, я не знаю.

Яркая Карелия в нашем Instagram