Не жалейте меня, я прекрасно живу: как выживали петрозаводские бродяги
Ретро

Не жалейте меня, я прекрасно живу: как выживали петрозаводские бродяги

Десять лет назад лето в Петрозаводск пришло только в августе. По крайней мере, в мэрии о нем вспомнили 13 августа. Мэр Петрозаводска Виктор Масляков тогда знатно посмешил народ, издав распоряжение «О содержании городских пляжей и мест массового отдыха», в котором соответствующим службам предписано организовать на пляжах дежурство спасателей, расставить таблички «Купаться запрещено» в опасных местах, поддерживать на пляжах общественный порядок… Десять лет назад  на каждых двести петрозаводчан приходился один бомж. Бездомными становились и питерские врачи, и капитан дальнего плавания, и женщины, ставшие жертвами «черных» маклеров. Читаем, как жили бродяги в Петрозаводске и что им подарил губернатор Сергей Катанандов.

 Покусанные жизнью

Татьяна Прокопенко, газета «Карельская Губерния» 20. 08.2003

Бездомных в Петрозаводске становится с каждым годом все больше. Два года назад различными государственными органами было зарегистрировано 747 человек, не имеющих собственного жилья, в прошлом году бомжами было названо более тысячи горожан. Нынче, гласят данные официальной статистики, в Петрозаводске живут почти полторы тысячи бродяг, примерно один бомж на двести человек, живущих полноценной жизнью. Эту цифру специалисты Отдела социальной защиты администрации Петрозаводска сумели назвать после того, как сосчитали количество постояльцев городского Дома ночного пребывания, бомжей, угодивших в приемник-распределитель Управления внутренних дел, и пациентов наркологического диспансера.

1

Однако, как показывает практика, официальная статистика, как правило, отражает лишь надводную часть айсберга. Резонно предположить, что на самом деле бродяг в Петрозаводске значительно больше названного числа. Социологи советуют умножать как минимум на три, и тогда, может быть, нарисуется более-менее правдоподобная картина. Ясное дело, что не каждый бездомный наведывается в Дом ночного пребывания, не всякий оказывается в руках правоохранительных органов, и тем более далеко не каждый идет за помощью к наркологу. А то, что группами кочующих в поисках пропитания бомжей оккупированы практически все городские помойки и места массового отдыха горожан, это видно и невооруженным глазом.

Кроме «собственных» бродяг, в Петрозаводск, особенно по зиме, массово прибывают «коллеги» из районов, подтягиваются маргинальные соседи из иных регионов. Карельскую столицу не сравнить, конечно, с Питером или Москвой — и людей, и денег здесь ходит не так много, но возможностей подзаработать и подворовать значительно больше. Размеры миграции бездомных доподлинно установить столь же сложно, как и число горожан, не имеющих крыши над головой.

В Дом идут одни старики

Не требуется великого ума или больших возможностей, чтобы стать бродягой. Необходимо всего лишь неумеренное увлечение спиртным, ради которого ничего не жалко, даже собственной квартиры, или встречи с лукавыми людьми, облюбовавшими жилье несчастного, или срок тюремного заключения. По словам директора единственного в Петрозаводске Дома ночного пребывания Геннадия Чехонина, девяносто процентов клиентов возглавляемого им учреждения ранее судимые или только что покинувшие места лишения свободы. Несмотря на то, что теперь государство «гуманно» не лишает зэков жилплощади — отсидевших в тюрьме гонят прочь из дома родные и близкие, и они пополняют армию бомжей.

Директор ночлежки избегает употреблять слово «бомж», заменяя его на стилистически немаркированное «бездомный».

— Если наш контингент — бомжи — без определенного места жительства, то мы с вами сомжи, получается? — задается вопросом Геннадий Эдуардович и отмечает, что среди людей, в разное время оказывавшихся в этих стенах, были и питерские врачи, и капитан дальнего плавания, и вполне приличные женщины с детьми, ставшие жертвами «черных» маклеров. Но в большинстве своем, конечно, сюда приходят асоциальные элементы, уже до невозможности покусанные жизнью.

В Доме ночного пребывания бродяг моют, осматривают на предмет болезней, кормят и одевают. Педикулез, поголовно одолевающий бомжей, лечат на месте, с другими болячками направляют по врачам. Без справки от фтизиатра в ночлежку не пускают. Десять дней бездомный живет в Доме ночного пребывания на полном государственном обеспечении, потом за крышу над головой нужно платить — пять рублей в сутки. Жить в Доме ночного пребывания дозволяется не более месяца. Но, говорит Геннадий Чехонин, смотря по обстоятельствам, cрок проживания можно продлить.

В ночлежке «гость» получает обед быстрого приготовления: суп и картофельное пюре в пластиковых стаканах. Сейчас в рамках муниципальной акции «Поддержка» такой обед может получить любой бродяга, правда, на закусь продуктов не дают. Здесь же постоялец может переодеться, его собственная одежда после обязательной обработки в дезкамере становится размера на три-четыре меньше изначальной. Впрочем, об утрате старого платья жалеют немногие. Ночуют постояльцы в многоместных комнатах на кроватях с чистым постельным бельем.

2

Хватает ли средств, направляемых из городского бюджета на содержание Дома ночного пребывания? На это директор философски вопросил: а где их хватает? И воздержался от озвучивания любых цифр. Но, с удовольствием отметил Геннадий Эдуардович, Дом ночного пребывания поддерживает один петрозаводский бизнесмен. Он подарил бездомным телевизор (еще один, подаренный Сергеем Катанандовым на открытие ночлежки, стоит в холле), он помогает с покупкой продуктов для постояльцев. Правда, имя свое меценат публично называть отказывается, объясняя тем, что на богоугодных делах личной рекламы не делают.

В Доме ночного пребывания не только дают стол и кров, тут восстанавливают утерянные паспорта, оформляют регистрацию, сейчас специалист занимается обменом документов на новые, тут помогают с трудоустройством. Правда, здешний контингент на работу берут неохотно, единственный аргумент в пользу бездомного — много за свою работу он не просит.

SONY DSC

Для многих бродяг попасть в Дом ночного пребывания — большая удача. Правда, улыбается она немногим. В единственной городской ночлежке всего 39 мест: две половины — мужская и женская на десять мест. Даже для официально подсчитанных полутора тысяч бродяг это практически ничто. Места всегда в дефиците, поэтому многим приходится отказывать. По словам Геннадия Чехонина, отказывают пьяным, а также молодым бомжам, предпочитая впускать стариков.

Собственно, этим Домом ночного пребывания и ограничивается участие государства и общества в жизни петрозаводского бомжа.

«На дне»

Петрозаводчане давно привыкли к грязно одетым и дурно пахнущим согражданам. Их появление поблизости не рождает широкой амплитуды эмоций, разве что мамочки с детьми возмущенно отходят подальше от дикого вида человека да любители пива брезгливо раздражаются на просьбу «оставить бутылочку». Изолировать бомжа с улицы, чтобы гражданам глаза не мозолил, сотрудники правоохранительных органов не могут: собирание бутылок и окурков не является нарушением общественного порядка. Серьезных, с точки зрения уголовного кодекса, преступлений за такого рода гражданами почти не водится, в основном воруют.

— Бездомные действительно тихие и в большинстве своем безобидные люди, — говорит директор Дома ночного пребывания. — Если и был кто из них когда-то с гонором, так жизнь из них давно все это выбила.

3

В самом деле, в большинстве случаев, кроме оборванной, грязной одежды и пренебрежения к себе самому, бомжу вменить в вину нечего. Выбора у двух миров — благополучного и нищенствующего — нет, они вынуждены сосуществовать рядом. Отношение общества к бродягам — принимать или не принимать такой образ жизни — лежит в нравственно-этической сфере. В Питере, к примеру, регулярно выходит газета «На дне». Издает ее некая общественная организация, печатается в ней, в том числе, творчество бродяг, средства от ее реализации направляются на поддержку бомжей. Там же, в Питере, работники общепита подкармливают бездомных объедками. Один из них прокомментировал этот факт следующим образом: мне это ничего не стоит, а почему человек дошел до такого состояния, по большому счету, не мое дело. У нас в Петрозаводске отношение в бродягам сдержанно-равнодушное. Разве что подросткам факт существования бомжей в Петрозаводске не дает покоя. Один из постояльцев Дома ночного пребывания вернулся давеча побитым: подростки попросили «закурить». Но, по словам Александра, он еще легко отделался: «вон Степана весной избили и сожгли тут рядом, на Луначарского».

Каждого, пришедшего в Дом ночного пребывания с официальным визитом, директор Геннадий Чехонин провожает словами: «Приходите к нам». Он много раз собственными глазами убеждался в справедливости поговорки: «От сумы да от тюрьмы...»

Современные петрозаводчане бездомным помогают порой оригинально. Так, флешмоб «Бичики»  до сих пор остается, наверное, самой яркой «вспышкой» флешмобного движения в Петрозаводске.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings