Блоги

Что делать, если ночью на улице к вам подошло пьяное чмо и попросило телефон

Ночь. Улица. Фонарь. Аптеки закрыты. Зато открыты бары. Мы выходим с девушкой на крыльцо. Собираемся расходиться.

— Подожди, я покурю, — говорит девушка.

Я вздыхаю. Она курит. И тут к нам подходит пьяное чмо.

А я с детства боюсь пьяных. Они какие-то агрессивные и невменяемые. Смотрят на тебя осоловелыми глазами, и вообще непонятно, что дальше произойдет. То ли начнут тебя бить, то ли целовать, то ли упадут и уснут. Непредсказуемые.

Итак, я боюсь пьяных. А тут он такой подходит и просит телефон.

— Братан, — говорит, — дай телефон позвонить.

Господа, ваши действия? Вот что нужно делать в такой ситуации? В детстве пьяные товарищи по Ключаге подходили и просили рассказать им «про Хазанова». В смысле, спародировать голос студента «калинарного техникума». И я пародировал. А что еще оставалось? Иначе же звезданут по морде, выбьют зубы и ходи потом всю жизнь без зубов, как Овечкин. А тут ты вроде вырос. Вроде солидный. Вроде мужик. И пьяница всего один. Дашь ему телефон, а он с ним уйдет. Или уползет. Или просто уронит, разобьет и скажет «упс». Одним словом, я сказал: «Нет».

Мне все время пеняют, что я не умею говорить «нет». Не умею отказывать. А надо. Тем, кто умеет отказывать, гораздо легче живется. И я решил начать. Ночью. На улице. Под фонарем.

— Нет, — сказал я и отвернулся.

— Ты чё, мужик? – удивился пьяный. – Почему ты такой?

Я горделиво не отреагировал.

— Нет, ты объясни, — обошел меня с лица пьяный. – Почему ты такой? Что я тебе сделал? Просто попросил позвонить. Ты, вообще, русский?

— Нет, — честно повторил я волшебное слово.

— А кто? Еврей, что ли?

— Да, — сознался я.

— Б..., — сказал пьяный.

Я когда-то читал, что людям моей национальности всегда тяжело вслух сознаться в своем происхождении. Это типа как чистосердечное признание вины. Мол, мы само слово «еврей» произносим, понизив голос и пугливо озираясь. Какой-то генетический страх. Сейчас, мол, сознаемся, и тут же прилетит по сопатке. И дальше снова ходи без зубов, как Овечкин. Жизнь – боль.

Но я не таков. Я смело отказал пьяному в телефоне и смело сознался в своей национальности. Я герой.

— Б..., — сказал мой ночной кошмар. – Ну что вы за люди такие! А если бы я тут помирал, ты бы мимо прошел? Вот помирал бы я, а ты бы прошел. Прошел бы! Что вы за люди? С...!

Я отвернулся к девушке. Девушка молча курила и испытывала неловкость. Собеседник не отставал.

— Не зря мы вас всю жизнь е..., — сообщил он.

— В смысле? – заинтересовался я.

— В прямом, — пояснил пьяный.

— Ты про еврейские погромы? – уточнил я.

Наступила неловкая пауза.

— Почему про погромы? – озадачился парень. – Чего сразу погромы-то? Просто е...

— В буквальном смысле?

— В буквальном.

— Вот так снимали штаны и е...? А кто именно? Ты лично е...?

— Чё сразу штаны-то? Чё д......? Я спрашиваю, чего ты такой? Что вы за люди?.. Нет, ты скажи.

Я протянул ему телефон.

— Не нужен мне твой телефон! – отклонил мое предложение пьяный. – Засунь его себе в ж...... Ты мне объясни, почему ты такой. Вот что ты за человек? Б...

Было очевидно, что он не отстанет. Вот не отстанет, и все. Никогда. Мы теперь всегда будем вместе. И в радости, и в горе. Пока вытрезвитель не разлучит нас.

Где-то я допустил ошибку. Но где? Надо было дать ему позвонить? Но я не хотел давать ему свой телефон. Вот правда. Почему я должен давать свой телефон хрен знает кому? Или надо было, отказав, резко убегать? Но девушка-то курила и оставлять ее там под фонарем в ночи было как-то что ли неделикатно.

Я подошел к парню вплотную.

— Брат, — сказал я, — пойми, ночь, ты выпивший, я проявил настороженность. Понимаешь? Отнесся с недоверием. Как тебя зовут?

— Андрей.

— Андрюх, — я обнял его по-товарищески, — ты ж видишь, я с девушкой, ночь, ты выпил, я ж не знал, что ты нормальный. А ты нормальный. Меня Саня зовут. Звони.

— Саня!

— Андрей!

— Саня!

— Звони.

— Братан. Человек! Я ж всегда к евреям хорошо относился. А вот этих не люблю. Ну, ты понимаешь? Вот этих. Согласен?

— А то!

— Блин! Ты мужик. Прости меня.

— А ты меня.

— Саня!

— Андрюха!

— Брат.

Он взял мой телефон, позвонил какой-то девушке, пообещал к ней через 10 минут приехать, лег в кусты и уснул.

Расстались, в общем, друзьями.

Главные новости в нашем Telegram