Блоги

Что общего между почетным знаком от правительства и похоронным венком от мафии

Фото (здесь и далее): Юлия Утышева

В фильмах про мафию часто показывают, как главный мафиозник приходит на похороны грохнутого им бедолаги. Стоит, скорбит, венок возлагает и добрые слова вдове усопшего выговаривает. Дескать, Пепито был прекрасным товарищем, нам будет его не хватать. И к чему это я? К тому, что аккурат такое видение накатило на меня под конец церемонии вручения «Онежских масок».

«Онежская маска» – это такой наш карельский «Оскар». Только не про кино, а про театр. Жюри просматривает все предложенные театрами спектакли, определяет лучших артистов и затем в торжественной обстановке вручает «маски» победителям. Торжественную обстановку все последние годы блистательно организует режиссер театра Ad Liberum Снежана Савельева. Шоу, мюзикл, юмор, веселье – в общем, красотень.

Председательствовать в жюри в этом году позвали лично Сергея Мироныча. Но не того, который памятник, а другого. Не Кирова, а Маргулиса – театроведа из Москвы. Очень, знаете, бывало интересно наблюдать, как один Сергей Мироныч шагает мимо другого Сергея Мироныча из Музыкального театра в Национальный. Было в этом нечто такое… неоднозначное.

В общем, на церемонии сидел я как раз подле Маргулиса, и был он восхищен. Вот же, говорил, талантище эта ваша Снежана. Эх, говорил, молодец она. Ну, а церемония меж тем шла своим чередом. Бессменные ведущие Виктория Федорова и Георгий Николаев объявляли номинации, члены жюри, кряхтя, вспархивали на сцену и вынимали из конвертов имена победителей. Вот уже приз за лучшую женскую роль второго плана получил мужчина. Вот вручили маски двум разным «старикам» и двум еще более разным «старухам». Вот артисты в костюмах из детских спектаклей провели «ночную читку» пьесы «Гамлетище»:

Призрак папы говорит:
«Брат мой мать твою едрит!»

А Офеля, вся дрожа,
Так и села на пажа!

Председатель жюри Сергей Миронович Маргулис вручает гран-при фестиваля Олегу Романову из театра Кукол за роль старика в спектакле «О рыбаке и рыбке».

Председатель жюри Сергей Миронович Маргулис вручает Гран-при фестиваля Олегу Романову из театра Кукол за роль Старика в спектакле «О рыбаке и рыбке». Фото: Юлия Утышева.

Одним словом, праздник подходил к концу, и тут на сцену вышло правительство и стало вручать почетные знаки. И, в общем-то, правильно делало. Знаки вручались многим из тех, кого в этом году обделило жюри. В том числе героическим артистам театра Ad Liberum. И вот тут мне и привиделось кино про мафию.

Потому что это же правительство в свое время грохнуло русский драматический театр. Помните? В большом театре с колоннами ведь жило два театра: музыкальный и драматический. Однажды здание театра закрыли на ремонт, всех временно переселили в актовый зал гостиницы «Маски», но обещали после ремонта запустить окоченевшие труппы обратно и вдохнуть в них жизнь. Только вот запустили не всех. Оперу с балетом вернули, а драму нет. Сказали, что у нас и без того театров достаточно.

Снежана Савельева

Снежана Савельева ведет за собой. Фото: Юлия Утышева

Тогда самые стойкие из актеров под руководством Снежаны Савельевой организовали частную труппу, назвали ее Ad Liberum и стали выживать. Без государственных денег. Арендуя зал музыкальной школы. Практически на голом энтузиазме и на любви к своей профессии. Но год назад с неба упал ковид, и музыкальная школа перестала пускать к себе посторонних. Нет помещения – нет зрителей. Нет зрителей – нет денег. Выживать стало практически невозможно. И тут правительство решило раздать актерам почетные знаки. Дескать, все эти Пепиты были отличными товарищами, нам будет их не хватать.

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram