Блоги

История одной любви

"Дорогая моя Нюрочка и сыночек Валя. С приветом к вам ваш папа. Нюра, я ваше письмо получил, за которое очень благодарю. Едва дождался. Всем ходят вести, а мне нет. Очень скучаю по вам. Каждую ночь снишься во сне. Ещё так никогда не жалел, как сейчас. Нюра, по мне не скучай и не думай плохого. Я не заменю и буду любить до гроба, так же, как и ты меня.

Мы жили с тобой неплохо. И может, опять будем жить ещё лучше. Нюра, вспомни, как мы жили. Я вас работать не заставлял. (…) И на работу уходил, вас не будил.

И опять мы встретимся с тобой, и ты будешь жить ещё лучше.

Я вас люблю и ни на кого до гроба не променяю, и ты меня не забывай. Ты меня забудь тогда, когда я жив не буду.

Живу я в пятом бараке с Харитоновым и Светогоровым, в комнате, где жил Гриша.

Нюра, ты увезла один мой сапог, а один свой оставила. Вот, наверное, мы с тобой скоро увидимся. Имей пока выдержку до меня.

Я приеду и расцелую тебя. Паспорт я отметил, деньги тебе переведу.

Валенька, слушай маму.

Нас всех обучают здесь военному делу.

Нюра, дождись меня. Будем счастливы опять. Не забывай, милая, потерпи немного.

Новостей у нас нет.

Целую вас, Нюра и Валя. Живу, пока все хорошо. Но скучаю по вас, мало сплю.

Мой адрес:

Северный флот. Военная Морская почтовая станция № 1146, п/ящ № 258.

Ивану Арсентьевичу Друганову.

________________________________________

Мой прадед пропал без вести во время войны в 1943 году. По некоторым данным, это произошло в феврале, по другим – в декабре. Последнее его письмо пришло из-под города Саратова. И после не было никаких вестей. До нас дожило только одно письмо, которое мы храним теперь очень трепетно.

Мои предки по маминой линии проживали в Архангельской области и были крестьянами. Хотя имеются некоторые данные, что до этого были высланы из крупных городов. Как бы там ни было, прадед, чье письмо мы читаем, жил в Архангельской области, д. Заберезово Устьянского района. Там же и проживала моя прабабушка. В 1926 году они поженились, и она переехала в дом к мужу. Семья была немаленькая – отец, мать, двое сыновей и двое дочерей. Старший сын Иван привел жену. Семья хоть и была крестьянской, но считалась достаточно зажиточной. У них были поля, крупный рогатый скот (до 10 коров, много лошадей и овец) и прочий домашний скот типа свиней и кур. Иногда, когда уже сами не справлялись, даже нанимали людей на уборку урожая и уход за животными. Летом и осенью продавали зерно и мясо. А зимой занимались заготовкой леса. Они покупали лицензию у государства на выпилку леса, а затем его сплавляли по реке. Сыновья сопровождали лес и продавали его в Архангельске. Образования практически никто не имел.

N82ZHUg3F1k

Школу посещали только мальчики, поэтому мой прадед считался грамотным. Бабушка же окончила только курсы ликбеза. Так проживали они все вместе три года, пока не пришла коллективизация. В 1929 году отца прадеда Арсентия Друганова репрессировали по статье 58-10 РСФСР (контрреволюционная деятельность, а по сути, скорее всего, сопротивление раскулачиванию). Арсентия выслали в Архангельск, где посадили на три года. Его жена и две дочери отправились за ним в город. Из тюрьмы Арсентий уже не вернулся. До сего момента неизвестно, как и где оборвался его след. Во время ареста Арсентия его двое сыновей были не дома, они сплавляли лес по реке до Архангельска. По прибытии их тоже арестовали. А моя прабабушка осталась дома с двумя маленькими детьми. Одному было 2 годика, другой – 3 месяца.

Решением сельсовета имущество арестовали и отобрали в пользу государства. Животных раздали бедным. Правда, до этого момента прабабушку предупредил ее брат о предстоящем раскулачивании. Она собрала ценные вещи, спрятала их в сундук, а сундук закопала в огороде. Вместе с детьми её отправили жить в домик наподобие летней кухни, который был построен для приготовления пищи скоту. А хороший добротный дом также отобрали. Прабабушка решила, что поедет к мужу в Архангельск, но для этого нужны были деньги.

И пока происходила неразбериха с их владениями, она ходила на поле и жала пшеницу. Приходила и работала весь день, пока старший двухлетний присматривал тут же на поле за маленькой сестренкой. Собранное зерно она потом продавала и таким образом накопила денег на переезд в Архангельск к мужу. Прабабушка наняла повозку и отправилась с детьми на пароход. Моему дедушке (ее сыну Вале) она сказала, чтобы тот крепко держался за ее юбку, а маленькую сама держала на руках. Так, по ее рассказам, до самого Архангельска мой дедушка и не отцепил своих ручек от ее юбки.

lPU13PoBzNc

В городе она сняла комнату в общежитии и устроилась там же работать уборщицей. Туда же в комнатушку пришли и сестры ее мужа, где и стали проживали все вместе. Прадедушку, как и всех арестованных, отправляли работать на стройку, куда прибегала к нему на встречу его жена. Он писал письма Калинину и через нее передавал. Он пытался добиться, чтобы их с братом выпустили, ведь предъявить им было нечего. В скором времени их освободили. Вот уж не знаем, была ли в этом заслуга Калинина или нет, но все же сработало.

Брат прадедушки был моряком, и, по-видимому, он подался во флот. А сам прадедушка устроился плотником в строительную организацию. За хорошую работу он получил швейную машинку, которую принес своей жене. Прабабушка научилась шить и стала таким образом подрабатывать. В скором времени прадедушка завербовался на военную службу в воинскую часть города Кандалакши. Моя мама припоминает разговоры, что Иван (прадед) работал там интендантом. По словам прабабушки, в те года они жили достаточно хорошо, зарабатывали много денег. И когда потом уезжали в Архангельск, то смогли только один чемодан денег взять с собой. Вот так вот. Сохранились фотографии, где прадед и прабабушка отдыхали вместе на курорте. И так прожили они вместе до 1942 года.

В 1942 году прадедушка решил вывезти свою семью обратно в Архангельск. На тот момент у них остался лишь один сын Валя. Девочка не выжила. Знаю, что прабабушка очень горевала по ней. Сам прадедушка пошел добровольцем на войну, он зачислился на Северный флот. Нам известно, что он был ранен на Ленинградском направлении. Известно также, что проходил курсы среднего командного состава и, скорее всего, был младшим лейтенантом. Известно, что потом снова был отправлен на фронт. Его последнее письмо, к сожалению, не сохранилось, и никто не знает, куда оно делось. Знаем, что писал он его в дороге, в 40 километрах от города Саратова. После этого связи не было.

Прабабушка какое-то время пожила в Архангельске, а потом, когда её сын (мой дед) стал угрожать побегом на войну, решила увезти его. Она вернулась в родные края, где и прожила до своей последней минуты.

Моя мама свою бабушку очень любила. Бабушка практически ее растила, потому что родная мама постоянно работала и, скажем так, имела достаточно крутой нрав. А прабабушка была женщина мягкая, любящая, заботливая. Она никогда не лежала и не охала. Она все время работала. Знаю, что боялась умирать в постели. Она говорила: «Никогда не сиди просто так, хоть пальцем дырочку ковыряй».

Она долго ждала своего мужа, писала запросы и искала его. Ответ был неизменный: пропал без вести.

Моя мама как-то спросила ее: «А ты не думаешь, что он где-нибудь живет уже другой жизнью?» — «Нет, он меня очень любил. И без меня не смог бы жить. Как и я».

Перечитывая это письмо, написанное красивым и ровным почерком, я верю в такую любовь. Я верю в преданность и трепет. Я верю в ценность человеческих отношений, в их неизменность. Эта семья многое пережила и вопреки всему смогла состояться.

Прабабушка Анна прожила ещё 48 лет без своего Ивана, но другого у нее не было. Но она и не хотела. Вот такая вот история любви.

Яркая Карелия в нашем Instagram