Блоги

Настроение года. Апокалипсис наших дней

В Comedy Club  есть номер: человек пробыл в коме весь 2020 год, пришел в себя, и теперь нужно аккуратненько подготовить его к реальности. Так, чтобы он обратно в эту самую кому не свалился. Рассказать о чем-нибудь позитивном. Ну, хотя бы начать с легкого. И ведь не получается. С чего ни начни, выскакивает какой-то Армагеддон. Смешная, в общем, миниатюра. До жути.

Итак, что мы имеем. Вирус захватил Землю, страх сковал границы, мир изменился, Путин обнулился. Кроме того, взбунтовался Хабаровск, сбрендил Лукашенко, кончился Трамп, а Навального травили, травили, да не вытравили. Ну и еще Медведика поменяли на Мишустика. Но первую скрипку во всей этой какофонии, конечно, исполнил Ковид-19 — новый царь горы.

До середины осени, мне кажется, эта история больше злила, чем пугала. Газеты, телевидение и Интернет — практически всё живое говорили исключительно о новом вирусе, вылупившемся из китайской летучей мыши. Нам рассказывали об умирающих стариках Италии, о переполненных моргах Нью-Йорка и о героических врачах Коммунарки. Транспорт остановили, границы законопатили, кафе закрыли, а гулять разрешали только с собаками и только по пропускам. Жизнь вдарила по тормозам и застыла. Люди разорялись и впадали в депрессии. Человечеству заткнули рты масками. Но при этом мало кто лично знал хоть одного заболевшего.

Вирус жил в какой-то параллельной вселенной. Население поделилось на ковидоверов и ковидонедоверов. Первые прятались и дрожали, вторые твердили о вселенском заговоре. Постепенно вторых становилось всё больше. Народ начал выползать наружу, ездить в Сочи, жечь американские магазины, обнулять Путина, защищать Фургала, свергать Лукашенку, и к середине осени все действительно начали болеть. Вирус вынырнул из параллельного мира и заставил поверить в свою реальность. И это стало как-то уже совсем невесело.

На фоне пандемии все остальные события выглядели относительно обычными. Ну, может, за исключением того, что Путин превратился в Обнуленина. Сначала он попросил подрихтовать под себя Конституцию, а потом из космоса вернулась первая женщина-космонавт и предложила стереть всё былое. Типа как в «Людях в черном». Бздыньк и словно раньше Путина не было. Начать, так сказать, с чистого листа. Три раза перекрестился, бух в котел и обнулился. Ведь Конституция, типа, подправленная. То есть как бы другая. А значит, всё, что было раньше, не считается. И все такие радостно согласились. Ибо «а кто же еще», «другие-то еще хуже» и «лишь бы не было войны». Непонятно, правда, зачем государь-надежа под шумок заменил Медведева на Мишустина. Но в принципе какая разница? Ни-ка-кой.

А летом взбунтовался Хабаровск. Это был чуть ли не единственный край в стране, где людям нравился губернатор. Нам-то это понять трудно. Везде же губернаторы, как Мишустин с Медведевым — кого ни посади, один хрен вырастит. А в Хабаровске чертовщина какая-то. Губер пошел поперек борозды. Как-то он так себя вел, словно хотел понравиться не президенту, а народу. В смысле, не начальнику, а подчиненным. Ну, бред же. В итоге, ясен перец, арестовали этого Фургала. За убийство 15-летней давности. Вспомнили вот. Раскопали. А народ неожиданно в знак протеста вышел на улицы и вот уже полгода по ним гуляет. Не хулиганничает, баррикад не строит, мосты с телеграфом не захватывает. Просто гуляет и тем самым как бы демонстрирует свою отчаянную непокорность. Практически как у Салтыкова-Щедрина, у которого народ нагло стоял на коленях, понимал, что бунтует, но не стоять на коленях не мог. Русская, так сказать, классика.

Параллельно с Хабаровском восстала Беларусь. Братья-белорусы устали от своей несменяемой Лукашенки и, как им кажется, выбрали вместо него женщину. Но самому Лукашенке показалось иначе. В связи с чем он сослал оную женщину в Литву, натравил бойцов на народ, подержал автомат и начал слышать голоса Ника и Майка. Ник и Майк сообщили друг другу, что король корнеплодов крепкий орех, а сами они спецагенты вражеских разведок. Все бы это выглядело вполне задорно и по-мультяшному, кабы не пытки в братских белорусских тюрьмах и не истязания людей братскими белорусскими карателями.

А в США в это время взбесилась утомившаяся на карантине публика. Очередной профдеформированный полицейский задушил очередного безоружного правонарушителя. Это переполнило чашу народного терпения, и американцы пошли крошить магазины. А поскольку душитель был белым, а задушенный оказался черным, погромы проходили под благородными лозунгами борьбы за равенство. После этого белых обязали преклонять колени в знак признания своей вины за века минувшего рабства. Не то чтобы всех и повсюду, но теперь даже каждый футбольный матч в английской премьер-лиге начинается с рыцарского стояния футболистов на одном колене. А тот, кто думает, что жизни достойны все, а не только чернокожие, отныне считается расистом и подлецом.

А еще в Америке один дедушка сменил другого. Прям не выборы, а дискотека для тех, кому под восемьдесят. И так уже второй раз подряд. Сандерсу — 79, Блумбергу и Байдену — 78, Маккейну в прошлую кампанию было 79. На их фоне Трамп практически Мальчищ-Кибальчиш — ему всего 74. А мы еще когда-то хихикали над нашей пятилеткой торжественных похорон. Понять, куда делись пятидесятилетние юноши, невозможно. В итоге действующий президент сообщил, что оппозиция украла у него победу, фальсифицировала выборы, подкупила СМИ и предала идеалы демократии. Пытаюсь представить такое у нас: Путина не пускают на центральные каналы, он через Твиттер пытается рассказать, что Навальный подкупил избирком, но ему не верят и гонят прочь… Дикая все-таки Америка страна. Никакого порядка.

Ну и раз уж речь зашла о Навальном… Под конец года суперхит. Провал операции «Синие трусы». Берлинский пациент явил миру фотки и имена своих отравителей. Кремлевский президент ответил, что они не отравители, а наблюдатели. Дескать, хотели бы отравить, отравили бы. А раз он жив, значит, не хотели. Просто присматривали. Пациент разводит химика-разведчика на признание: да, они пропитали тем ядом гульфик, но что-то пошло не так. Пилот посадил самолет рано, скорая приехала быстро, врачи-гады вкололи антидот. В общем, не по-русски как-то получилось. Мир ошарашено смотрит на этот «сеанс черной магии с последующим разоблачением». Миф о всесильности великой конторы трещит по швам. Гульфик, блин! Профессор Плейшнер забыл посмотреть на подоконник. Детский сад, штаны на лямках. Но разведчики не сдаются, ибо всё это провокация, и вообще, нас все не любят.

А еще… Еще умер Жванецкий. Тот, кто казался вечным и остроумием своим вселял оптимизм и веру в то, что в конечном итоге все будет хорошо. И Джигарханян. И Гафт. И Виктюк. Эпоха. Последние великие скалы прошлого. Ушел Марадона. Страшный, мрачный, жестокий, отвратительный год.

И еще умер мой отец. Мой любимый, прекрасный, замечательный папа.

Яркая Карелия в нашем Instagram