Блоги

Навьючена

Данное сообщение создано иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента.

Больше всего на свете я не люблю ходить с продуктовыми пакетами. Знаете, после магазина: вроде и не купила ничего, а пакеты – полные. И тащишь их, тащишь домой — и ноги не идут, и руки отваливаются. И какая бы красивая, нарядная, гордая ни была – с набитым продуктами целлофаном, висящим на бицухе, хорошо выглядеть ну не получится. И сразу так горько становится – что я, лошадь ломовая, что ли? Скажу больше: женщина, прущая домой пакеты с продуктами, – это почти что символ нашей страны. Картина, которую вы увидите уже прямо сейчас, если выглянете в окно.

В детстве так возвращалась с работы мама: усталая и запыхавшаяся, она сначала проносила пакеты в дверь, а потом только заходила сама. Мы с братом тут же подхватывали ношу и старались не перепутать, куда что положить. Мясо – в морозилку, хлеб и батон – в шкаф, фрукты – в вазу, яйца не трогайте, сама разложу. Папа много работал, и ходить по магазинам маме приходилось одной. Впрочем, даже когда она отправляла за покупками папу, без листика с указаниями он не уходил: иначе и молоко не то купит, и сметану несвежую принесет, и пряники вместо печенья зачем-то с полки прихватит.

Зайдешь в магазин ближе к вечеру – там одни женщины. С серьезными лицами ходят вдоль стеллажей, читают этикетки, консультируются с продавцами. В редких случаях корзинки или тележки за ними тащат их мужчины. Все, как один – с отрешенным видом. Думают о вечернем пиве и боевичке по телевизору. А что там сейчас их Галя купит – пельмени или суповой набор – им, в общем-то… Галя заканчивает, разворачивает себя и своего мужчину к кассе, расплачивается и, рассовав упаковки по пакетам, гордо протягивает их кормильцу, а сама идет рядышком. Если кормильца рядом нет (а может, нет вообще), берет те самые пакеты и, ухнув как тяжелоатлет, волочит добычу домой.

— Понимаешь, это смысл жизни обычной российской женщины – накормить своего мужика, — цинично объясняет мне подруга причину моего внутреннего сопротивления перед ритуалом с пакетами. – Вот придет она домой, наварит щей, усядется напротив – и ну смотреть, как он ест. И р-р-р-радуется. Он тем временем рассказывает ей, как у него день прошел, что он делал, куда ездил, что ему сказали или не сказали, что он ответил… А она всё слушает, довольная. Потому что вот оно, типа счастье! Убиться на работе, руки до кровавых разводов пакетами натереть, пропотеть у плиты, а потом встретить с едой МУЖЧИНУ. Потому что он есть, и это уже хорошо.

Я задаю резонный вопрос: неужели тогда получается, что у всех женщин, которые прут котомки домой, есть мужики? Ведь я видела и одиноких женщин – ну прям стопроцентно одиноких, но и им будто за радость поупражняться с пакетами.

— Тут два варианта, — не задумываясь, отвечает подруга и давится смехом. – Либо это такой ритуал по привлечению мужика: тарелку макарон по-флотски сварить, к открытой форточке приставить, ждать недельку-другую – тут он нежданно и свалится к порогу. Либо вариант второй: эти женщины уже РАСТЯТ мужчину. Сыночка, который лет через 10-15 точно также будет приносить своё тельце после работы домой, а потом жрать этим тельцем борщи какой-то другой, дай бог, женщины. Приемственность поколений, ага.

Подруга у меня, конечно, злобная. Но доля правды в ее словах как будто и вправду есть. Я об этом не задумывалась, пока пару дней назад не увидела картину.

Однажды утром я вышла из подъезда в магазин – ну да, именно туда. Мне настречу попались три женщины в трауре: две помоложе и одна постарше. У той, что постарше, на лбу виднелась черная повязка, головы молодых были повязаны черными платками. Они не разговаривали — просто куда-то медленно шли, держа друг друга под руки. Со стеклянными глазами они проследовали мимо меня и скрылись за поворотом. Поёжившись от нежданной встречи, я еще с полминуты постояла, а потом пошла по своим делам.

Через час или два, по пути на работу, эти женщины вновь встретились мне. Они были по-прежнему в трауре и по-прежнему медленно шли, уже в другую сторону. Но под руки они уже не держались – у каждой было по два тяжеленных пакета с продуктами в руках.

— Мужик сгинул – привычка осталась, — прокомментировала и этот мой рассказ подруга, но, правда, быстро осеклась. – Окей, молчу-молчу.

Срочные новости в нашем Telegram