Блоги

Одна ночь пути

Мы в школе проходили французскую революцию. Нас учили, что революция это хорошо. Взятие Бастилии, баррикады, казнь короля – учителя объясняли, что это здорово. Хлоп, и нет головы у сатрапа. И у его жены нет головы. И еще у десятка тысяч человек. Здорово же! Народ восстал против угнетателей! Чаша терпения переполнилась! Братство, равенство, свобода! Круто!

Потом там, правда, все как-то пошло наперекосяк, но через полвека по всей Европе опять начались освободительные движения. Гюго воспевал героического малыша Гавроша, Гарибальди, сломя голову, носился по Италии, по мостовым ведрами лилась кровь, и нас учили, что это прекрасно. Вообще, любое восстание считалось прекрасным. Спартак, Пугачев, Разин, Фарабундо Марти, Сандино, Фидель Кастро, Тиль, чтоб он был здоров, Уленшпигель – если кто-то поднимал народ против правительства, мы, советские люди, радовались, как дети.

А уж как мы ликовали по поводу Великой октябрьской социалистической революции и примкнувшей к ней Гражданской войны. Какие чудесные фильмы нам показывали! «Ленин в октябре», «Олеко Дундич», «Миколка-паровоз». Мы обожали Камо и Котовского, ненавидели Колчака и Деникина, а тысячи жертв почитали за некий неизбежный романтический взнос в святое дело борьбы добра со злом.

Каждому свергнутому правительству мы радовались не меньше, чем хоккейной победе, и поддерживали любой государственный переворот. В новостях каждый день показывали какие-нибудь демонстрации и разгоняющих их водометами полицейских. Демонстрантов дикторы называли борцами с деспотизмом, а полицейских – цепными псами кровавого режима. Говорят, другие страны нас не любили, полагая, что это именно мы спонсируем все мировые катаклизмы, поощряем нестабильность и разваливаем мир. Может, так оно и было. Но теперь мы другие. Теперь мы называем недовольный народ бандерлогами, а восставший народ — террористами. Видимо, повзрослели и поняли, что в бунтах трагедии гораздо больше, чем романтики. Или, просто, нестабильность теперь финансируется не нами, и нам от этого грустно… В общем, я это к тому, что от Киева до Москвы всего одна ночь на поезде…

На самом деле, я не знаю, что говорить. Болтать о чем-то пустяшном в то время, как в шаге от нас вершится кровавая история, как-то нелепо. Но и разглагольствовать об этом тоже довольно дико. Словно у тебя под окнами убивают людей, а ты смотришь на это и размышляешь о плюсах и минусах смертоубийства.

Официальная позиция России понятна. То, что происходит в Украине, стало возможным лишь потому, что их президент вел себя не решительно. Если бы он с самого начала принял жесткие меры, Украине бы удалось избежать такого количества жертв. Под жесткими мерами, видимо, подразумеваются аресты, дубинки и водометы. Пара десятков арестов в зародыше, и бандерлоги так и останутся бандерлогами. Видимо, если что, мы именно так и будем поступать.

Ну и что тут возразишь? Разве мы хотим, чтобы наши города заволокло дымом, чтобы улицы перегораживали баррикады, и чтобы люди убивали друг друга десятками? Нет, не хотим. А значит, крамолу нужно будет пресекать на корню. Митинг, пикет, демонстрация, листовка, газетная статья – не нужно ждать, пока на площадях загорятся покрышки, и «коктейль Молотова» полетит в полицейские ряды, лучше сразу загрузить пару сотен человек в автозаки, осудить с десяток активистов, пнуть в живот студента, и можно дальше жить, как жили.

Смущает одно: не путаем ли мы сейчас причину со следствием. Ведь никакие деньги никакого госдепа не вытащат на баррикады людей, довольных жизнью. Что правильнее: плевать на подданных, а в случае недовольства поливать их из водометов или стараться не провоцировать их на это недовольство? Стоило ли менять Конституцию и увеличивать срок правления президента? Нужно ли было столь вызывающе проводить рокировку между президентом и премьером? Зачем на каждых выборах продавливать интересы партии, которая всем надоела? Неужели, в конце концов, нельзя было потратить на Олимпиаду меньше денег? Тунис, Египет, Ливия, Сирия – они были далеко, но революции там перекатывались из одной страны в другую, словно скарлатина. Киев же совсем рядом. Всего одна ночь на поезде до Москвы. И это очень опасно.

Яркая Карелия в нашем Instagram