Блоги

Он большой, его не жалко

Друг пришел в гости. Больше десяти лет дружим уже, сидит такой – красивый, худой, в очках, угощается моим рагу и рассказывает, что с женой поссорился накануне. Огреб из-за того, что съел банан, который предназначался двухлетней дочурке в качестве прикорма. Ну не сволочь ли? Такому не настучишь по загребущим лапам — уши ребенку объест!

Я помню, мама тоже всегда откладывала чуть подальше и повыше всякие там продуктовые запасы: «Это для детей!» — смотрела на отца строго. Весь ее вид говорил, что она крайне недовольна необходимостью объяснять очевидные вещи тому, у кого нравственности и моральных принципов не достает сделать для себя эти заключения самостоятельно.

Мама говорила, что так было заведено в ее семье: родители всегда оставляли все лучшее детям. В то время это было оправдано: было действительно непросто. Наша же семья никогда не голодала, бывали времена, когда было потруднее и похуже, бывало поблагополучнее все, но откровенно голодных времен не случалось. Однако маме казалось, что быть настоящим родителем можно только жертвуя собой. Лишая себя чего-то ради детей. И чем больше самоотречение, тем лучшая ты мама. Потому что любовь – это самопожертвование, а если никто не самоубился во имя другого, то какая же это любовь?

Мне тогда, помню, всякий раз хотелось сказать, что я на банан, в общем-то, не сильно претендую, отец может его запросто взять, но я не осмеливалась: мама ведь лучше знает, как оно должно быть. Детям, значит – детям.

А еще мне частенько доводилось слышать, что папа в семье доедает все, что не первой свежести. Точнее, если быть уж совсем честным, папам скармливают супы и котлеты, которым по три-четыре дня. Наверное, потому, что мужчина – ну, он же как бы сильный, могучий, он со всем справится, все стерпит, выдержит и переварит.

___________________

Старинная знакомая – хорошая девчонка, веселая, простая и не злая, рассказывала историю. Муж вернулся с рыбалки, или с охоты или откуда-то там, где нужно долго быть на свежем воздухе. Лицо обветрилось, попросил у супруги крема. А та задумалась: крем она купила себе дорогой, французский, вообще-то, она не может позволить себе такие дорогие кремы, но тут с премии не удержалась – сколько той жизни! Муж же мог, не разобравшись, нанести крем слоем, как пену для бритья. И она решилась: предложила ему свой крем… для ног.

На самом деле, это любой косметолог подтвердит, крем – он и есть крем, эмульсия, вода и шарики жира в нем. Плюс всякие травки и витаминки, которые призваны сделать лицо на полтора месяца моложе. Для ног ли, для других ли частей тела – по большому счету, не так важно.

К тому же, мужчина – он же сильный, у него толстая грубая кожа, какая ему разница!

___________________

Еще одна давнишняя подружка, милое и очаровательное создание с прекрасным чувством юмора, много лет назад любила учить меня, только вышедшую замуж, премудростям сосуществования. Она к тому времени уже несколько раз была замужем, последний – довольно долго. Передавала накопленный опыт.

— Он придет с работы и ты, пока он еще не успел прошмыгнуть в квартиру и переобуться в теплые тапочки, из которых его потом никакими силами не выковырять, суешь ему прямо в дверях помойку в руки и пендаля под зад волшебного – сам ведь не вынесет мусор ни в жизнь! И вообще – мужа надо пи…ть, пи…ть и пи…ть! (Я извиняюсь, но это цитата)

Она шутила, безусловно, и утрировала, и мы хихикали.

А я еще вздыхала, что приятнее оно, конечно, когда он сам все поймет и сделает без напоминаний: мне казалось это более убедительным выражением любви – мол, любимая, все для тебя, хоть к помойке по снегу в тапочках! Ведь если не самоубиваться по мелочам ради другого – какая же это любовь?

Пусть на улице метель. Пусть он устал на работе. Мусор должен быть выброшен любой ценой! К чему телячьи нежности, мужчина сильный, его не жалко!

___________________

У моих подружек есть домашние питомцы. Кошечки и песики, им покупается специальный корм, эти умилительные комбинезончики, спальные места с балдахинчиком и эти штуковины с пушистым кончиком – играть с любимцем. Девочкам нравится размещать у себя на страницах в соцсетях мотиваторы с наглыми кошачьими мордами и подписями наподобие «Покорись мне, раб!» Видимо, это желание пожертвовать собой во имя чего-либо как-то свойственно женской натуре, является потребностью и требует выхода. Питомец становится своеобразным «громоотводом», точнее, отводом нежности, внимания и заботы. Потому что поправить балдахинчик над спящим мужем рука почему-то не поднимается. Потому что мужчина сильный, ему не холодно.

Разлегся тут на весь диван, обо мне совсем не думает…

___________________

В детстве нередко можно было слышать: «Девочек нельзя обижать!» и «Ну он же мальчик – что с него взять!» От мальчиков надо было держаться подальше. Это был источник неуправляемой, непредсказуемой и немотивированной агрессии. Что-то полупервобытное, опасное, оборванное и грязное. Поэтому мальчики должны переносить девочек через грязь и лужи – их говноступам ничего не станется! Стелить свой свитер или куртку на грязную скамейку, чтобы девочка могла сесть. Ну и, конечно, мужественно загораживать своими широкими и сильными плечами тарелку с супом трехдневной давности и доедать за нами жирные куски мяса в кафе – нас от них тошнит, а мужчинам же в радость доесть за нами!

Папа, помню, возвращаясь с работы, запирался в своей комнате, пряча там свои профессиональные неуспехи, плохое самочувствие и прочие немужские слабости. И прячась, я поняла это много позже, — от своего одиночества в семье. Где есть дети, которым все самое лучшее, папа, которому все остальное, и мама, которая все знает лучше.

___________________

Гнусный текст получился, да? Очень гнусный. Мне самой очень не понравилось его писать. Надо же было другу так некстати подвернуться под руку со своим бананом!

Яркая Карелия в нашем Instagram