Блоги

Пандус — это излишество

Я рад, что на Паралимпийских играх наши спортсмены вновь были лучше всех. Меня другое смущает… Как бы это объяснить. Ну вот представьте, едете вы в автобусе и вдруг видите, что на остановке ждет транспорта инвалид-колясочник. Представили? Или даже не смогли? Потому что ерунда какая-то: колясочник на остановке! Он же ни в какой автобус не залезет. Нет для него там места.

Я это к тому, что, может, кто из вас ездил в общественном транспорте в Европе или в Америке? Я ездил. И видел, как на автобусных остановках сидели люди в колясках. Автобус останавливался, дверь открывалась, водитель нажимал какую-то кнопку и ступеньки перед дверью разглаживались и превращались в пандус. Потом водитель выходил и сам завозил инвалида в салон. Вы все знаете, что у нас в транспорте есть места для пассажиров с детьми и инвалидов. За границей тоже есть такие места. Они складываются. Водитель поднимает несколько сидений и там образуется вполне просторная площадка, куда и устанавливается инвалидное кресло. А чтобы его не болтало по всему автобусу во время движения, водитель закрепляет его специальными карабинами. Здорово? Да. Но эти страны не становятся лучшими на Паралимпийских играх.

В Лос-Анджелесе мои родители живут в доме для пожилых людей и инвалидов. В доме 70 квартир, он двухэтажный, но в нем есть большой лифт. Ведь как без лифта инвалид доберется до второго этажа? Причем заезд в лифт есть прямо со двора. То есть в доме имеются крыльцо со ступеньками, вход в подъезд, лобби, коридор, ведущий к лифту, а есть двор, в который колясочник может спокойно вкатиться без всяких ступенек, подъехать к лифту и без напряжения подняться. Понимаете? Я однажды делал репортаж из одного деревянного дома на Перевалке. Там в квартире на втором этаже обвалился потолок. Я взобрался по крутой лестнице, зашел в квартиру, а там — старик в коляске. Много лет он живет на втором этаже и не имеет возможности выйти на улицу. Ему просто не спуститься вниз. Вот хоть потолок в туалете упал на пол, и у старика появилась возможность подъезжать к дверям и из-за обрушившейся кучи смотреть на звездное небо. А сколько у нас таких домов и таких инвалидов. У нас же даже в тех домах, где есть лифты, инвалид замурован в своей конуре, ибо лифты эти рассчитаны только на тех, кто способен держать себя вертикально. Но зато мы лучшие в Паралимпийских играх.

Однажды журналистка Волункова решила пару часов побыть в шкуре инвалида. Ей достали коляску, и она поехала по петрозаводским улицам. По ухабам и рытвинам. В коляске, колеса которой нужно крутить руками. Так вот, она в нашем городе не смогла найти ни одного магазина и ни одного кафе, куда мог бы заехать инвалид. Вернее, в одном из заведений пандус был. Коляска смогла подняться на крыльцо и заехать в дверь. Но уже внутри она оказалась перед рядом непреодолимых ступенек, ведущих вниз. А в Музее изобразительных искусств оказалась слишком узкая дверь. Там, конечно, была еще вторая створка, но она оказалась закрыта на намертво заржавевшую задвижку. Так что даже сильный музейный охранник не смог ее отодвинуть.

Наши инвалиды заперты в своих домах. Для них нет ни дорог, ни лифтов, ни туалетов, ни транспорта. Вернее, чуть-чуть, кое-где, не спеша это все только-только начинает появляться. Но, в целом, люди, которые волей судьбы выпали из числа здоровых и работоспособных, находятся за чертой нормальной жизни. Зато избранные из их числа крушат всех на Паралимпиадах. Может, кстати, потому и крушат, что ездят не на механических колясках, а на ручных, не по ровным дорогам, а по кривым, и взбираются вверх без лифтов и пандусов. Да, может, это такой стратегический план государства. Может, это специально все. Ведь при таком ежедневном напряжении можно завоевать все золотые медали мира.

Но, честное слово, при всей любви к медалям пандусы и лифты, наверное, все-таки важнее. Хотя настоящие патриоты могут со мной и не согласиться.

Яркая Карелия в нашем Instagram