Блоги

Паршиво

Паршивое, скажу вам, настроение. И паршивое оно от осознания какой-то, что ли, полной беспомощности. От того, что точно знаешь: ни бог, ни суд, ни пресса, ни общественное мнение – ничто не спасет нас от тюрьмы, если кто-то захочет нас туда посадить. От того, что к любому из нас в любую минуту могут прийти, позвать на беседу и больше не выпустить. За совершенную 10 лет назад сделку, за не уплаченный когда-то налог, за переход границы не по тому паспорту, за комментарий в Интернете. По большому счету никто из нас сегодня не застрахован от того, чтобы в любую минуту босиком и без теплой одежды оказаться в холодной камере. И самое паршивое, что подавляющее большинство из нас внутренне готово это принять и одобрить.

Может быть, я не прав, но мне кажется, что, если завтра арестуют всех министров и всех народных депутатов, почти все мы не удивимся, а даже обрадуемся. Думаю, многие даже воскликнут про себя: «Наконец-то». Ну, потому что наверняка же все они там воры. Ну, наверняка! Что-то когда-то да украли. А иначе откуда у них власть и деньги? Наш народ и без того ментально ненавидит всех, кто богаче его. Но, кроме того, последние 15 лет нас еще и планомерно готовили к тому, что любой директор, чиновник, бизнесмен или друг бизнесмена является потенциальным преступником. В 90-е власть разрешила людям играть по одним правилам, а потом взяла и резко эти правила поменяла, превратив практически любого предпринимателя в преступника. В итоге при желании посадить можно каждого. Вопрос лишь в том, возбудим мы у власти это желание или нет.

Арестовали Фокина, и публика внутренне зааплодировала. Он не вызывал симпатии, он бизнесмен и депутатский начальник, и, в конце концов, он однажды оскорбил пожилого архитектора… Арестовали Алиханова, и народ возрадовался. Ведь он очень богат. К тому же депутат и был сенатором. В общем, целый набор недостатков. И, главное, он «чужой». А «чужих» наш народ недолюбливает. Никто особенно не вдается в причины арестов. Все же понимают: депутаты и бизнесмены по определению не могут быть честными… И вот арестовали Корнилову и Залецкую. У одной на иждивении 90-летняя мать, у другой двое детей. Младшему сыну всего 5 лет. Кому-то их жалко? Ну, разве самую малость. Ведь одна из них — директор сети магазинов, а все директора воры. А другая — депутат. И, самое важное, они же обе из команды Попова, а он-то наверняка преступник.

Нам кажется, что мы добрые и гуманные. Мы сюсюкаем, глядя на фотографии котят и щеночков. Но какие-то моменты мы оказываемся удивительно черствыми и жестокими. Залецкую несколько дней продержали в холодной камере без обуви и без теплой одежды. Ей не давали постельного белья. Ее разлучили с пятилетним ребенком и несколько дней истязали холодом в изоляторе временного содержания. По сути, над женщиной издевались. Люди, которые ответственны за это, понесли наказание? Они уволены? Им объявлен выговор? Нет. Кого-то из вас это всерьез беспокоит? Ну, разве только чуть-чуть. Ведь это происходит не с нами, а то, что происходит не с нами, вроде как и не происходит вовсе.

Я разговаривал на эту тему со многими. В том числе и с женщинами. С теми, кто, казалось бы, в силу своей половой принадлежности должен быть более мягок и добр. Но и они не жалеют арестанток. Они уверены, что наверняка арестованные не были «белыми и пушистыми», а значит, им место в тюрьме. Это же та самая страшная логика Глеба Жеглова. Помните? «Наказания без вины не бывает». Если порыться, то в чем-нибудь да окажешься виноватым. Но ведь, черт возьми, у нас таких не белых и не пушистых целая страна.

Почему обязательно тюрьма? Есть же подписка о невыезде, есть домашний арест. Почему мать двоих детей, подозреваемая в не самом страшном и не бесспорном экономическом нарушении, не может ждать окончания следствия дома? Почему женщина, на попечении которой находится 90-летняя мама, должна обязательно ждать суда за решеткой? Мы помним дело Бойнича, помним дело Максима Мазуровского, помним процесс Собинского и Ванды Патенко – все они оставались на свободе. Знаменитая Васильева, подозреваемая в хищении миллиардов, находится под домашним арестом, ходит гулять и пользуется нормальными душем и туалетом. Сердюков и вовсе не присел ни на минуту. Почему же именно Залецкая и Корнилова должны испытать на себе все тяготы нашего правосудия?

В начале февраля несколько незнакомых друг с другом людей рассказали мне, будто из Москвы в Петрозаводск приехала группа столичных следователей с прямым заданием: зачистить политическое поле в Карелии. Просто убрать всех, кто мешает власти спокойно делать то, что ей хочется. А поскольку единственными противовесами сегодняшней республиканской власти были лишь Попов с Алихановым, то по ним и будет нанесен удар. Слух. Я этих следователей не видел и никакой такой директивы не читал. Но именно с середины февраля в городе начались аресты. Причем аресты только лишь тех людей, которые имеют отношение к критикам господствующего в Карелии режима. Кто-то думает, что это совпадение?

Или кто-то считает, что это нормально и именно так и должно и быть? Простите, что повторяюсь, но я в который уже раз приведу вам одну знаменитую цитату:

«Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать».

Яркая Карелия в нашем Instagram