Плохие люди
Блоги

Плохие люди

Женская логика - блог Елены Литвин

— Спасибо тебе большое, и всего тебе самого доброго! Пусть у тебя все будет хорошо и бог пошлет тебе невесту красивую! – я рассматриваю блестящие безделушки в сувенирной лавке и какой-то момент ощущаю, что мое сознание озадачено какой-то новой информацией. Прозвучали слова, значение которых мне понятно. Значит, слова были на русском. Значит, их произнес соотечественник. Но ведь это было пожелание добра и красивой невесты. И формулировки, и значение произнесенных слов какие-то… очень неожиданные.

Это туристка благодарила продавца в египетской лавке.

Елена Литвин

Елена Литвин

— Друг, подожди, можно, я хочу угостить тебя и твою семью чаем? – мы заходим в магазинчик с эфирными маслами, прохладный и пропитанный ароматами, и, пока пригласивший нас сюда Мухаммед готовит чай, рассаживаемся на скамейке за стеклянным столиком.

Вообще-то таких ситуаций я всегда избегаю. От египетских лавок я старалась держаться подальше, передвигаясь по территории отеля, как партизан — по кустам, и начинала малодушно удирать, сталкиваясь в панике со своими подвернувшимися на моем пути детьми, увидев направляющегося ко мне очередного продавца всякой ерунды. В наших магазинах я тоже подчеркнуто увлеченно рассматриваю витрины, всем видом давая понять, что сама прекрасно справляюсь с поиском того, что мне нужно, только бы случайным взглядом не дать выжидающей фигуре консультанта встретится со мной глазами, полными готовности броситься с предложением своих услуг. Потому что отказать человеку, предложившему помощь – ну это как-то невежливо и жалко его... А принять помощь – это риск потерять время и, возможно, деньги…

— Не умеем мы этого, да? — оказывать, не обижая, — задумчиво произносит муж, я соглашаюсь и, слегка тревожась, жду Мухаммеда с кружками, отказать которому было решительно невозможно.

Он расспрашивает нас о том, где мы работаем, восхищается, тотчас забывает и снова спрашивает, кем мы работаем… Он восхищается детьми, он смеется, он много жестикулирует и я понимаю, что он мне все больше нравится. Я очень люблю, когда громко говорят, громко смеются и громко поют. Мухаммед прекрасно говорит по-русски, у него замечательное чувство юмора, он симпатичный и очевидно неглупый молодой человек. Меня даже удивляет немного, почему он здесь, в этой лавочке – свои способности он мог использовать  с большим коэффициентом полезного действия.

Он рассказывает о себе, о том, что у него трое детей, что он их очень любит и хочет еще, чего и нам желает, и что он обязательно должен сыграть в шахматы с нашим пятилетним Ромой, заявление которого о том, что он действительно умеет в них играть, было встречено бурными овациями и восторгом.

Одновременно происходит демонстрация масел с нанесением образцов на кожу – от дивных восточных ароматов начинает слегка кружиться голова.

— А это духи «Хабиби», это значит – «любимая», «любимый». Ты – его хабиби, он – твой хабиби, — я понимаю, что «Хабиби» я, конечно, не смогу не купить теперь.

Параллельно идет торг, Мухаммед набирает на калькуляторе сумму, которую хочет он, муж – которая кажется более симпатичной ему.

— Ай-яй! Андрюша, тебе надо открыть школу, и всех учить, как надо торговаться! Я никогда не видел, чтобы так торговались! Все торгуются, один раз в семь лет был покупатель, взял все сразу, ни фунта не попросил скинуть! Возьми масло не торгуясь – будешь следующим единственным за семь лет покупателем, который не торговался! – Мухаммед, как шахматист, делает свой ход – набирает новую цифру на калькуляторе, муж смеется, и набирает свою.

— Андро! Дорогой! Ну, я не могу так больше! Я честный человек. Ну, не на все сто процентов – никто не бывает честным на сто процентов, но процентов… на восемьдесят. Это честная цена, — Мухаммед кладет руку на сердце и поворачивает калькулятор с новой цифрой экраном к мужу. Тот смеется, он торгуется впервые и у него это действительно отлично получается! Муж качает головой и неумолимо набирает свою цифру.

В лавку заходит небольшая компания – пожилой мужчина и две женщины. Другой продавец тоже предлагает им чай, пока чайник вскипает, представляется:

— Я Ахмед!
— Я знаю, что ты Ахмед, — как над анекдотом о чукче, посмеивается пожилой мужчина, с видом снисходительного великодушного барина глядя на молодого египтянина и, самодовольный, подтягивает плавки едва ли не к самой обвисшей на живот груди, — ну, показывай, что тут у тебя!

Мимо проходит пара, он – в плавках, ноги-колонны в форме икса словно бы подкосившиеся под тяжестью многокилограммового тела подставки, блестят крупные капли пота на бритой голове и шее, ступеньками-складками переходящей в плечи.

— Друг! Ты обещал на обратном пути с пляжа заглянуть! – дяденька даже не оборачивается к окликнувшему его молодому человеку. Вся его спина – аллегория самого известного русского словосочетания, традиционного для заборного народного граффити.

— Он делает так, словно мы плохие люди, — говорит Мухаммед. Видимо, ему немного не хватает словарного запаса, и он не может выразить свою мысль более точно, хотя она и так предельно понятна. Он хотел сказать, что прошедший мимо турист, приехавший в гости в чужую страну, куда его, в общем-то, никто не звал, ведет себя так, словно местные жители – пустое место.

_________________________

На пляже была слышна только русская, украинская и белорусская речь.

— Подождите, видите, я занят! – просит отельный гид Мустафа возмущенную туристку: одной рукой он выписывает нам путевку на экскурсию, второй помогает разобраться с египетской симкой другому постояльцу отеля. Молодая женщина вырывает листок с расписанием вылетов самолетов из папки с документами, которая лежит прямо перед Мустафой, из-под его руки, которую он положил на стопку бумаг.

— Это не ваше расписание! – вздыхает он.

Туристка швыряет листок практически ему в лицо. Ее злой, презрительный голос выкрикивает ругательства.

Ранним утром на пляже не найти свободного лежака – точнее, они все свободны, но по три-четыре штуки связаны полотенцами, что должно сигнализировать о том, что место застолблено. Во сколько нужно было встать, чтобы придти сюда и связать лежаки? И зачем это нужно? Нам, семье из четырех человек, хватало одного лежака, и тот частенько пустовал – семья в море, я занималась йогой на песке.

— Этот шезлонг свободен?
— Занято, — пожилая полная женщина вся подается вперед, кладет руку на лежак, готовая лечь грудью, если кто-то попытается лишить ее отвоеванного у жизни куска счастья.

_________________________

— Почему нет белого вина? В стоимость оплаченной путевки входит белое вино! Где оно? – немолодая, суровая женщина, похожая на чиновницу небольшого города, со стальными голосом и грудью, по-директорски отчитывает бармена за стойкой. Так необычно видеть на смуглых лицах типичное советское выражение растерянности и суетливой виноватости. Четыре работника ресторана пытаются объясниться перед негодующей гостьей.

— Отведите меня к вашему начальству! – и ведь ее действительно повели. А она действительно решительной походкой направилась куда-то в недра заведения.

Было красное вино, было много всякого другого самого разного алкоголя. Запросто можно было не портить на отдыхе настроения ни себе, ни людям. Но нет, это было принципиально важно: не дать себя обделить, обмануть, недодать, недовыдать положенного, восстановить торжество справедливости и покарать нерадивых, строящих козни и замышляющих неладное.

_________________________

— Вообще-то, мы не за этим сюда ехали! Очень мне интересно смотреть на то, как другие покупают всякую ерунду! – лицо молодого человека полно недовольства и возмущения. Гид Таня привела свою группу в бедуинскую «аптеку», где многим захотелось приобрести себе чаев и волшебных целебных мазей. Экскурсия в пустыню была просто изумительной: гонки на квадрациклах в клубах пыли, катания на верблюдах и на смешных машинках-багги, террариум, восточные танцы и бедуины. Придумать, чем бы побыть недовольным – это нужно было очень постараться. Но советские туристы в этом отношении виртуозы.

 _________________________

Цену на масло мужу удалось тогда снизить практически в два раза. Да, они смотрят на туристов, как на денежные мешки. Да, они честны в лучшем случае процентов на восемьдесят, скорее – меньше. Гид Саид рассказывал, что большинство египетских семей живет на доллар на человека в день. Чтобы прожить на такую сумму, им приходится рано утром вставать в очередь за государственными лепешками, которых на доллар можно купить сто двадцать штук. Но все это количество сразу не дадут, очередь приходится занимать по несколько раз – советским людям не нужно рассказывать, что это такое. Но они поют. Они громко, не себе под нос – в голос, громко поют свои красивые песни. Громко смеются и громко говорят. Увидев нашего Рому, спровоцировавшего настоящее массовое помешательство, египтяне — гиды, работники ресторана, отеля, террариума – начинали кричать не своим голосом: «Рррома! Бррратуха! Друг мой! Хароший мальчик! Дай тебя поцелую! Можно сфоткаться с тобой?» Его хватали на руки, подбрасывали в воздух, целовали, тискали в объятьях, а два брата на яхте, на которой мы плавали в море смотреть рыб, даже начали перебрасывать его друг другу, как мяч.

Поэтому оправдать наше вечно угрюмое выражение лица и синдром гипервозмутимости нашей плохой жизнью на родине — трудно. И вопрос о том, почему мы так недоброжелательны и готовы в каждом встречном видеть злоумышленника и врага, покушающегося на наше обозначенное полотенцами место под солнцем, остается открытым.

_________________________

В один из вечеров я шла по коридору отеля в свой номер, стараясь производить поменьше телодвижений: чудовищно болел живот – как навстречу показались два молодых человека. Поравнявшись со мной, один из них вдруг спросил:

— Вы заболели?

Опасаясь, что молодой парень начнет паясничать и заигрывать, я бросила через плечо неприветливое «да»

— Поправляйтесь скорее! Жалко времени — на отдыхе болеть! – голос молодого человека прозвучал уже за моей спиной.

Я поблагодарила, но все так же не оборачиваясь – я просто не успела перестроиться и осознать, что пожелание было искренним, без насмешки и ерничанья. Ну что я  могу сказать – я сама плоть от плоти, зашуганное и оттого хамоватое советское дитя.

Прости меня, мой незнакомец!  Пусть у тебя все будет хорошо и пусть бог пошлет тебе красивую невесту!

Елена Литвин

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings