Блоги

РОБОТа

Помню, как в детстве, перед школой, я глядела в морозное бабушкино окно и наблюдала, как спешат на работу хмурые люди. Они всегда шли толпами, в одно и то же время, и всегда — навстречу друг другу, по двум разделенным дорогой тротуарам. Дом бабушки был неподалеку от Кондопожского ЦБК, и в нашем окошке строго по часам появлялись эти серые кучки. Тогда-то я и узнала, что такое — работать по сменам. И тогда же поняла, что последнее, чего хочу — работать так же, как они.

Эта неприязнь к строгому графику не исчезла у меня и потом, в более взрослом возрасте. Хотя в то время я ходила сразу в несколько школ: среднюю, музыкальную и художественную — и попробуй тут поопаздывай или не приди. Когда я стала задумываться о выборе профессии, мне хотелось одного — сначала работать только ночами, а потом вдруг уезжать в многодневные командировки, или делать что-то кропотливо полгода, а потом еще полгода отдыхать — но только не ежедневно вставать в 7 утра и, чертыхаясь, нести себя на морозную улицу. Вот какой мне виделась идеальная работа.

Поэтому, когда на первом курсе препод по журналистике, округлив глаза, стала таинственно шипеть что-то вроде: «Да вы понима-а-а-ете, куда пришли? Да вы зна-а-а-ете, что это за адский труд? А вы слы-ы-ы-шали, что такое дедлайн?» — я как-то искренне недоумевала и мысленно советовала педагогу пойти на завод да в утреннюю смену — и чтобы больше ни слова об адском труде.

Хотя сотни работников комбинатов по всей стране ежедневно точно так же ходят на работу и возвращаются с нее: по дороге встречают коллег, обсуждают с ними последние новости, курят, заходят в кафе после смены. Ну и хорошо, если им хорошо.

А в моем окружении катастрофически много тех, кого не устраивает их работа. Одни работают свою работу потому, что лучше вариантов пока не предвидится, да и вообще-кризис. Вторые — из-за того, что когда-то много лет учились на эту специальность, потом разочаровались – но чего уж, бросать теперь все, что ли? Третьи — потому что уже одно слово «работа» наводит на них тоску, и им в принципе все равно, чем заниматься, лишь бы аванс вовремя давали.

Они клянутся, что когда-нибудь обязательно уволятся — вот только отработают еще полгодика для стажа; постят упаднические картинки про «утро понедельника»; а под бутылочку винца заводят разговоры про то, что вообще-то «им всю жизнь нравилось возиться с растениями», а не перебирать бумажки. Или они никогда не думали, что будут иметь дело с продажами — им в принципе неприятно продавать людям откровенную хрень — но деньги ведь нужны, да и вообще, работы-то нормальной в стране нет. Это, конечно, запущенные случаи, и людей, попавших в круговорот случайной работы, мне искренне жаль: это как ежедневно спать с нелюбимой женщиной, в которой раздражает все: от формы бедер до манеры смеяться. Но, в конце концов, это их – и только их – выбор.

И мне одной кажется, что в таком серьезном деле, как выбор работы (действительно любимой работы), важно заранее продумывать не только то, с чем иметь дело — документами, древесиной или человеческой психикой, а еще и «как» — где, со скольки до скольки и ради чего. Ну, то есть заранее для себя определить, какой из рабочих ритуалов будет убивать в тебе желание трудиться. Грубо говоря: нравится учить детей, но не хочешь вставать рано, а после работы идти домой с сумкой тетрадей? Стань репетитором, а если мелковато — собери вокруг себя таких же нехочух и создай репетиторскую школу. Хочешь стричь, но раздражают люди? Стриги животных, а их хозяев игнорируй.  Не хочешь работать на «чужого дядю»? Открой бизнес, в конце концов. Утрированно, но правдиво.

В стране, где знакомые при встрече спрашивают тебя сначала: «Как дела?», а потом: «Ну как, работаешь?», гораздо сложнее стать профессионально счастливым: со всеми экономическими и бытовыми трудностями это общепринято – почти утопия. Но, может быть, мы все просто перестанем обреченно работать и попробуем для начала хотя бы уволиться? А там уже — съешьте мне голову — не так страшно будет.

Яркая Карелия в нашем Instagram