Блоги

Сука в автобусе

И вот стою я, значит, перед разъяренным водителем: дверь автобуса он заблокировал, трясет пальцем перед моим носом, а остальные пассажиры встревоженно молчат. История о том, как я обрела врага, пока добиралась до дачи.

На дачу к родителям я езжу с собакой – средних размеров метисом чёрной овчарки. Гера – крайне покладистая и доброжелательная псина, не обидившая в своей жизни и кузнечика. Люди часто ей умиляются, а Гера и не против.

Как только я узнала, что поездки на дачу нам с Герой предстоят совместные, я стала выяснять правила перевозки собак междугородними рейсами. В справочной автовокзала меня обрадовали: 20 рублей за собаку, которая оформляется как багаж, но при этом, естественно, путешествует в салоне автобуса. То есть очень удобно и вообще — энималфрэндли.

Проблем с путешествиями не было до первой недели июня. Мы с Герой, как обычно, встали в очередь – предъявить билеты и подняться в автобус. Водитель, увидев нас, удивился. «Это, — указал он на Геру. – С нами поедет?» — «Да, — ответила я спокойно и на всякий случай показала водителю собачий паспорт. Гера, пилькая черничными глазками, потерла лапой нос, торчащий из намордника.  «Ну проходите, — недоверчиво сказал водитель и проводил нас взглядом.

Наша дача находится где-то посередине маршрута Петрозаводск — Медвежьегорск. Подремав в автобусе час с небольшим, мы заторопились на выход: вдали показалась наша остановка. Автобус остановился, но водитель, вместо того чтобы открыть дверь, зачем-то поднялся со своего сиденья и, взяв в руки билетную книжку, начал торопливо говорить:

— Девушка, я поначалу что-то не сориентировался – оплатите билет для собаки, ее оформляют как второго пассажира, — протараторил он.

Я, уверенная в том, что он ошибается, поправила его: собака едет как багаж, а не как пассажир. И сделала шаг навстречу к выходу.

— Вы что, не понимаете? – внезапно заорал водитель. – Собака едет в автобусе как пассажир! Платите еще 210 рублей и не задерживайте автобус!

Я, похолодевшая от тона и наглости, не знала, что ответить — удивленно подняла брови и улыбнулась. Я давно выработала полезную привычку – улыбаться в ответ на любой вид чужой фрустрации. Не знаю, насколько это помогает в борьбе с наглецами, но в вопросах самообладания так очень.

— Я уверена, что вы сейчас ошибаетесь, — повторила я, в то время как мою спину уже испепеляли десятки раздраженных пассажирских глаз. – И платить двойную сумму за билет не собираюсь. Давайте позвоним на автовокзал, раз возник такой спор.

— Никуда звонить я не собираюсь! – водитель побагровел и замахал руками. – Мне дальше ехать надо! Еще полтора часа пути! Платите – и всё!

Хмурая женщина у окна вдруг подала голос: «У вас большая собака! Она же занимает много места – надо платить!». Не успела я уточнить у дамы, что именно она понимает под словосочетанием «много места» — пассажирское сиденье или пространство на полу автобуса, где Гера и находилась все это время, как сидящий рядом парень тихо сказал: «Девушка, заплатите вы ему. Вернетесь в Петрозаводск – напишите жалобу, подадите заявление о моральном и материальном ущербе – и всё тут».

— Да! – оживился водитель. – В суд идите!

Я хмыкнула, достала телефон и спросила водителя, знает ли он телефон петрозаводского автовокзала, куда всё же стоит позвонить. «НЕ ЗНАЮ Я НИЧЕГО! – услышала я. – ПЛАТИТЕ, Я СКАЗАЛ!»

На автовокзале не поднимали трубку. Того стоило ожидать – там всегда либо занято, либо никого нет. По салону прокатился массовый вздох. Надо сказать, что тихо возмущались, в основном, люди постарше. Более молодая половина автобуса, кажется, была на моей стороне. Я развернулась и попросила у них всех прощения за то, что им все приходится наблюдать эту сцену. На одном из сидений приподнялась девушка:

— Товарищ водитель, но вы ведь сами пропустили их в автобус, — сказала она. – То есть даже если вы и правы, то это всё-таки ваша ошибка.

— НЕТ! – водитель тыкнул в меня пальцем – Это она плохая хозяйка! Пло-ха-я хо-зяй-ка!

На тот момент мы стояли на обочине уже минут как 20. Я нервно улыбалась и отшучивалась, но для себя решила, что деньги не достану уже ни при каких условиях. После такого-то шапито. Ага, сейчас. Вдруг я обратила внимание на бейджик, висящий над водительским креслом.

— Евгений Иванович,  — обратилась к агрессору я. – Раз уж вы мне не можете предложить альтернативу, давайте так: я плачу вам сейчас эти 210 рублей, а вы пишете мне расписку со всеми своими данными, и указываете в ней, что обязуетесь лично вернуть мне мои деньги в случае если я докажу, что собака – это багаж, а не пассажир.

Водитель крякнул, но и тут не согласился:

— Я вам напишу только, как меня зовут и мой телефон, — отрезал он. – Дальше – разбирайтесь сами.

Тут уж и внутри меня стала подниматься тяжелая волна злости. Подошел какой-то парень:

— Господин водитель, мы скоро поедем? – с претензией спросил он, как бы меня не замечая.

— Поедем тогда, когда мы решим с Евгением Ивановичем, что делать, — парень зло посмотрел на меня и сел на место.

В тот момент, когда любезный Евгений Иванович уже написал первые слова на листочке бумаги, ко мне из глубины салона вышла миловидная девушка и протянула телефон с набранным номером.

— Это медвежьегорский автовокзал, — участливо сказала она. – Поговорите с ними, может, хоть они адекватные.

Как я благодарна ей! Барышня, если вы сейчас читаете это, знайте: я вас люблю.

— Алё, — ответили мне на том конце.

Я вежливо объяснила, в чем дело и попросила диспетчера ответить мне, на каких правах всё-таки путешествуют собаки. Там настала долгая пауза.

— Ой, — растерялся звонкий голос. – А давайте я вам перезвоню? Сейчас спрошу у старшего диспетчера.

— Давайте, — ответила я, отключилась и, слыша повторный коллективный вздох, развернулась к салону. – Ну, товарищи, если уж стоим полчаса, то и пять минут подождем, хорошо?

Мне не ответили. Спустя пять минут мне так и не перезвонили.

— Давайте еще раз их наберем, — сказала моя спасительница.

Во второй раз голос на том конце звучал уже увереннее.

— Вы знаете, мы тут посовещались, — ответил он. – Кажется, на собаку нужно оформлять «детский» билет, он в половину стоимости «взрослого».

— То есть, вы не уверены? – говорю я.

— А давайте мы сейчас водителю позвоним! – отчеканил голос, отключился, и в ту же минуту у Евгения Иваныча зазвонил телефон.

— Алё, — ответил Евгений Иваныч. – Да, с собакой. Н-но. Н-но. (пауза) Н-но. Ну давай, пока.

Вдруг он развернулся и повелительным жестом указал мне на выход.

— Выходите, девушка, — не смотря на меня, сказал водитель, и видно было, что гонор у него поубавился.

— Не-ет, теперь я не уйду, — взвыла я. – Объясняйте теперь, что это было.

— НИЧЕГО НЕ БЫЛО! – снова заорал Евгений Иваныч. – На собаку нужно брать «взрослый» билет! И всё!

Ни мое возражение, что только что по телефону мне озвучили третью версию, ни вопрос, отчего же он всё-таки тогда готов меня отпустить, Евгения Ивановича не пробили. Он не смотрел на меня и уже завел мотор.

— То есть вы не можете просто взять и извиниться сейчас передо мной и другими пассажирами? – подытожила я, выходя.

Мне ответила тишина. Я еще раз извинилась перед автобусом, пожелала всем доброго пути и вышла. Жутко довольная собой.

P.S. Прелесть всей этой истории в том, что ровно через неделю в автобусе до дачи нас с Герой вновь встретил всё тот же водитель. Увидев нас, он моментально почернел и, не слыша моего «Здравствуйте, Евгений Иванович», заорал: «НЕ ПУЩУ!»

Он даже не посмотрел на наши билеты и на всякий случай взятые с собой правила междугороднего сообщения. Просто закрыл передо мной дверь и продолжал орать: «НЕ ПУЩУ! Покупайте собаке «детский» билет – я всё узнал!»

Остальные люди, ожидающие посадки, недоуменно на нас глазели. Но Евгения Ивановича это не смущало.

До отправления автобуса оставалась минута и я, вскипев, согласилась:

— Хорошо, куплю «детский» билет, — протянула ему деньги. – Но теперь мне придется на вас жаловаться, уж простите.

— Жалуйтесь, ради бога! – он схватил мои деньги и зачем-то пошел в здание автовокзала.

Через минуту он вернулся слегка успокоившийся и, пряча глаза, протянул мне мои деньги.

— Садитесь, — рявкнул он мне раздраженно и бухнулся на водительское сиденье.  – Чёрт те что!

В тот раз по приезде нас даже выпустили из автобуса. А я была вновь жутко довольна собой.

Коротко о главном в нашем Telegram