Блоги

Воспитание танцем: почему на зумбе и хип-хопе нельзя вырастить детей-патриотов?

В Петрозаводске существует огромное количество всевозможных кружков, студий, клубов и прочих заведений дополнительного образования, куда родители могут отдать своё чадо, дабы оно росло здоровым и всесторонне развитым человеком. Наши дети играют на скрипках, поют в хоре, рисуют, плавают, танцуют, играют в футбол или хоккей. Но среди этого множества разнообразных школ и кружков, словно пальма в пустыне, существует уникальный  – других таких в Петрозаводске я не встречала – ансамбль танца. Даже не ансамбль, а образцовый коллектив России, как они сами себя называют. И называют вполне заслуженно.

Потому что именно на такие коллективы должно ориентироваться  наше общество. Лауреат международных и всероссийских конкурсов, ансамбль танца «Созвездие» вот уже более двадцати лет, поколение за поколением, воспитывает юных петрозаводчан. Именно воспитывает, а не учит танцевать. Ибо, как утверждают художественный руководитель ансамбля «Созвездия», заслуженный работник культуры Карелии Николай Гаврилович Вахтеров и его жена, педагог-репетитор и почётный работник образования России Наталья Алексеевна Вахтерова, основная задача коллектива – это воспитать в человеке Человека. А уже потом научить его танцевать.

С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ

Много лет назад, в 1986 году, молодые и полные надежд выпускники Института культуры города Орла (хотя, Николай Гаврилович сам родом из Тулы, а Наталья Алексеевна – из Киргизии) приехали в Петрозаводск. Как они оказались в Карелии, они сейчас толком не помнят. Скорее всего, дело в том, что Николай Гаврилович страстно любит рыбалку и давно присматривался к Северо-Западному региону нашей необъятной Родины. Юг страны их изначально отталкивал – на Севере всё-таки чище. Нравственно чище.

«Вы по распределению?» — спросили у Вахтеровых  в ДК ОТЗ, куда они по приезду в Петрозаводск устроились работать педагогами-хореографами. «Нет, мы по собственной глупости», — ответили они.  

А глупость заключалась в том, что в Карелии они, по большому счёту, никому не были нужны. Отработав год в Петрозаводске, Вахтеровы поняли, что ждать от местных властей поддержки и финансирования на развитие танцевального коллектива нет смысла. И всё же Николай Гаврилович и Наталья Алексеевна остались преподавать танцы в республике. Причиной этому послужил человеческий фактор: их первые дети — а так, к слову, они называют группу из старшеклассниц и крепких мужиков-чугунолитейщиков далеко за двадцать, с которыми они занимались на базе ДК ОТЗ, — не дали им уехать.

— В Карелии живут необыкновенные люди. Интеллигентные, — признаётся Николай Гаврилович. — Литейщики – так эти вообще сразили нас наповал: никто из них в жизни ни разу не плясал, а мы их давай к станку – и «препарасьон». Им слышалось «три поросёнка», и они все занятия просто-напросто ржали. Но отчётный концерт станцевали на ура: за год репертуар составил 12 танцевальных номеров! Чугунолитейщики — особый сорт людей, умеющих пахать. Работали на заводе с семи утра до четырёх часов дня, потом ждали нас до шести – просто ждали, ничего не делали — и танцевали до позднего вечера. А ведь могли пить пиво-водку…

Не отпустил Вахтеровых из Петрозаводска ещё и пёс Борька. Бесподобная собака, случайно повстречавшаяся им на улице. Все прохожие оглядывались на Борьку, когда Вахтеровы с ним гуляли. Ну, как от такого сбежать? И куда его? Поэтому, особо не раздумывая, Николай Гаврилович и Наталья Алексеевна согласились на однокомнатную квартиру в деревянном доме, в которой потом прожили шестнадцать лет.

В 1991 году, с распадом Советского Союза, началось кооперативное движение, и танцевальный коллектив ДК ОТЗ стал разваливаться. Дом культуры по цене трёхкомнатной квартиры купили бандиты, чугунолитейщики разбежались кто куда, а Вахтеровых выгнали на улицу без зарплаты за шесть месяцев.

Но и тогда они не уехали. Николай Гаврилович к тому времени познакомился с известным не только в нашей республике, но и за её пределами хореографом Виолой Валентиновной Мальми и стал танцевать в её фольклорном ансамбле «Карельская горница», а потом и преподавать там. Наталья Алексеевна воспитывала годовалого сына. В общем, заработок хоть какой-то, но был. Так они и жили потихоньку-помаленьку, всё глубже и глубже пуская корни в Петрозаводске…

И вот однажды ранним утром 1994 года – а к тому времени Вахтеровы уже успели заработать репутацию в Петрозаводске – их пригласила к себе Галина Анатольевна Разбивная, которая на тот момент была директором Дворца творчества детей и юношества. Во Дворце распадался танцевальный коллектив «Дружба» под руководством Раисы Александровны Калугиной, и Вахтеровых пригласили создать новый ансамбль на базе старого. Так, собственно, и появился образцовый коллектив России ансамбль танца «Созвездие».

 «СОЗВЕЗДИЕ» — ЭТО СЕМЬЯ.

Назвать коллектив «Созвездием» предложила Наталья Каширина — партнёр Николая Гавриловича по «Карельской горнице». В то время Наталья Александровна преподавала в ансамбле «Дружба» у Калугиной, а после распада коллектива стала вместе с Вахтерами работать в «Созвездии». Название ансамбля понравилось и прижилось. Ну а как же иначе? Ведь как созвездие соединяет звёзды в фигуры, так и ансамбль объединяет огромное количество людей, образуя одну большую семью.

— В нашем ансамбле больше ста семей, — говорит Николай Гаврилович.

— Больше ста семи детей? – переспрашиваю я.

— Больше ста семей – повторяет он.

— А, поняла, это когда братья и сёстры занимаются…

-  Нет. Родители. СЕМЬИ!

— ?!

-Это когда ребёнок и родитель – члены ансамбля.

— В «Созвездии» у всех детей, у всех слоёв и горизонтов одна общая задача — это танец, — объясняют мне Вахтеровы. — Но у каждого есть своя мера ответственности. Если, к примеру, ребёнку доверили выход на сцену, то это не шуточки шутить – это его фронт. Пусть там будет всего три шага, но он должен за них отвечать — за это с него спросят. Так же, как спросят с каждого другого танцора в ансамбле. То есть получается, что все друг от друга зависят, невзирая на уровень и возраст. Взаимообязанность и взаимозависимость приводят к осознанию того, что все в коллективе друг другу нужны. А что в мире важнее, чем знать, что ты кому-то нужен? В любом возрасте. Ребёнку всего 6 лет, а он уже нужен огромному коллектив,  и без него никак.

— Поэтому по нам очень сильно ударяет, когда дети, особенно во взрослом возрасте, покидают коллектив, — серьёзно говорит Наталья Алексеевна. – Ведь они уже наши, родные.

Николай Гаврилович откровенничает:

— Если случается, что выходные выпадают без занятий, то так  ждёшь понедельника – скорее бы детей увидеть.  Я курящий человек и выхожу курить на крыльцо Дворца. И вот стоишь на улице  – разглядываешь детей. А во Дворец всегда много детей идёт: вот один мой, вот второй, вот третий… Нет, этот не мой. Какой-то некрасивый, горбатый. А вот опять мой идёт – на лице интеллект, а красавчик-то какой!

ПРО КУЛЬТУРУ И ВОСПИТАНИЕ

«Созвездие» не проводит отбор детей в ансамбль. Не отправляет их к станочку – проверить физическую подготовку. Вахтеровы берут всех подряд.

— Выбор-то происходит, — объясняет мне Наталья Алексеевна. – Только выбираем не мы. Бывает, ребёнок в хореографическом плане очень одарённый, но у него ничего не получается, так как ему ничего не хочется. А иногда приходит к нам человек с кривыми ногами и руками, но такой трудяга! И, в конце концов, он так классно выглядит на сцене! В хореографии нет лентяев. Танцоры, которые состоялись на сцене, достигли этого только потом и кровью. А те, кто ушел, называют разные причины – но, на самом деле, они просто лентяи. Успеха что в танцах, что в жизни добиваются не одарённые, а воспитанные и приученные к труду дети.

Некоторые мамочки спрашивают нас: «Скажите, талантлив ли мой ребёнок?» Мы просим их успокоиться. Ведь это настолько не важно – талантлив ребёнок или нет. В первую очередь, ребёнок должен быть воспитан.

— Что такое воспитание? – спрашивает Николай Гаврилович. — Воспитание – это освоение культуры. А что такое культура? Культура – это свод законов, который диктует, как поступать и как не поступать, и что главное в жизни. Рожать или не рожать. Отказаться от ребёнка или растить одной. Бросить семью, жену, детей или как-то быть вместе. Забыть мать и заниматься бизнесом в другом городе или быть рядом с ней? Искусство, пение, танцы или игра на музыкальных инструментах как раз должны служить культуре, правильному пониманию жизненных ценностей.  Вот в чём смысл. У нас, правда, всё перевёрнуто. Когда родители приводят детей в танцы, они ищут оценку талантливости своего ребёнка, при этом не понимают, что талант – это обоюдоострая вещь. Талант нужен для того, чтобы потом можно было говорить о «великолепном достижении в искусстве». А ведь искусство – это же не конечный результат. Искусство должно служить культуре и воспитанию.

Совсем недавно нам сделали замечание, что во всех официальных документах мы называем своих детей воспитанниками. «Вы что? – сказали нам. — Мы же система образования! А значит, должны образовывать!» Ну образовали вы ребёнка. А как вдруг помочь родителям или ещё кому – до человека не доходит. Потому что не воспитан.

У Николая Гавриловича и Натальи Алексеевны своя философия по поводу роли образования в процессе воспитания личности.

— Да не своя, — поправляют меня они. — Она общая. В том-то вся и беда, что мы сейчас живём в государстве с неозвученной идеологией. Какие устои и ценности в нашей стране? Где должно вестись духовно-нравственное воспитание личности, если образовательные учреждения не воспитывают, а образовывают?

Безусловно, полученные знания и профессиональные навыки в процессе обучения очень важны.  Красный диплом, пятёрка в дневнике, вытянутые носочки и ровные спинки в танце – всё это прекрасно. Но то, каким человеком ты стал, что за стержень у тебя внутри, и как ты смотришь на мир – во сто крат важнее любого другого результата обучения.

МОЛЕКУЛА ОДНОГО ОРГАНИЗМА

Репертуар «Созвездия» — это фольклорные танцы. Фольклор выдержал самые трудные времена, когда он преподносился не в той обёрточке и не в тех форматах. Почему? Это не озвучивается, но в фольклоре закодировано что-то очень важное.

— Мы родились в Советском Союзе, а ведь раньше в репертуаре любого русского самодеятельного танцевального коллектива были разные танцы: грузинские, албанские, казахские, киргизские, украинские и прочие, — рассказывают Вахтеровы. — Мы научились их уважать и принимать. Поэтому, несмотря на то, что мы родом не из Карелии, хотя и живём здесь уже почти тридцать лет, карельский эпос нам как родной. Да он и есть родной, потому что все мы – молекула одного огромного организма, который называется суперэтнос. Это — Россия.

— Я преподавал в Финляндии на финском языке, так как тогда без той зарплаты было не прожить, — говорит Николай Гаврилович. — Мне там всё очень нравилось – ничего отрицательного в Финляндии я не видел. И можно было легко уехать туда жить. Но я этого никогда не хотел. Я родился в России, и только здесь может быть мой дом.

ВСЕ ПРИЗЫ БЫЛИ НАШИ

Образцовый коллектив России, ансамбль танца «Созвездие» — призер и лауреат множества фестивалей. В копилке ансамбля огромное количество всевозможных наград, полученных как на российских, так и на международных сценах.

В 1998 году «Созвездие» впервые приняло участие в крупном Всероссийском фестивале, который проходил в городе Тихвин. Сорок три региона, больше восьмидесяти коллективов…

— Наши дети стали лауреатами первой степени как ансамбль. Наш ребёнок стал главным танцором. А постановки ансамбля получили главный приз, – не без гордости в голосе заявляет Николай Гаврилович.

 - Чем же вы покорили всех членов жюри?

-  Тем, чем всю жизнь занимаемся, — улыбается Наталья Алексеевна. – Карельскими фольклорными танцами.

А, между прочим, на тот победоносный фестиваль, как и потом на многие другие, ансамбль ездил на свои собственные деньги. Наскребли, как говорится…

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Образцовый коллектив России, ансамбль танца «Созвездие», говоря языком чиновников, — государственное учреждение дополнительного образования, то есть дети  в коллективе обучаются бесплатно. Государство выплачивает зарплату педагогам (если бы вы знали, какие это смешные деньги!), оплачивает коммунальные услуги и аренду зала во Дворце творчества. И всё. Финансирование и развитие коллектива – содержание оркестра, пошив костюмов, поездки на фестивали, ремонт зала и прочее – все это делается на средства неравнодушных родителей, чьи дети танцуют в ансамбле.

— Недостаток финансирования — это единственная проблема ансамбля, – говорят Николай Гаврилович и Наталья Алексеевна. — Слава богу, со всеми другими проблемами мы справляемся – спасибо нашим концертмейстерам, родителям и детям.

Вахтеровы пытаются найти выход из положения: например, написать какой-нибудь проект с целью получения гранта для дополнительного субсидирования ансамбля. Но, к сожалению, у них самих в череде постоянных репетиций нет ни времени, ни сил.

Недостаток финансирования и мизерные зарплаты педагогов дополнительного образования, приводят ещё и к тому, что сегодня у «Созвездия» нет преемников. Новое поколение педагогов-хореографов нацелено только на деньги или на высшее исполнительство – любой ценой выбить из ребёнка профессионализм. Как бы печально это не звучало, но после ухода Николая Гавриловича и Натальи Алексеевны из коллектива, ансамбль, скорее всего, развалится.

А если в России не будет фольклорных коллективов, таких как «Созвездие», то каким образом государство будет воспитывать граждан и патриотов, любящих и знающих свою Родину? Через  хип-хоп, зумбу и латиноамериканские танцы?

Идеальным решением проблемы для ансамбля «Созвездие» было бы перейти на платную основу – и дело с концом. Ведь на ансамбле можно хорошо зарабатывать – в танцевальный коллектив всегда идёт много детей. Но будет ли тогда «Созвездие» тем же ансамблем, каким он является сейчас? Ансамблем, пропагандирующим, в первую очередь, воспитание духовно-нравственных ценностей человека? Я боюсь, что уже нет.

Фото из личного архива Вахтеровых и из официальной группы ансамбля «Созвездие» в социальной сети «ВКонтакте».

Яркая Карелия в нашем Instagram