«Будете орать, ни одного щенка я вам не отдам!». Как делают бизнес на бездомных животных
Частное мнение

«Будете орать, ни одного щенка я вам не отдам!». Как делают бизнес на бездомных животных

Это случилось, когда мы с подругой отдыхали в Крыму, в поселке Орджоникидзе. У хозяйки, в доме которой мы снимали комнату, умер от старости пес. Это было частное жилье, а в частном доме без собаки нельзя, потому хозяйка, Раиса Дмитриевна, снова решила взять щенка. Но, как водится, если щенок не нужен, то их вокруг кишмя кишит, а если понадобился, то и не найти. Недавно неподалеку жила бездомная собака с приплодом, но малышей разобрали. А все соседи держали только кобелей.

Раиса Дмитриевна решила съездить в Феодосию. Сказала, что на Центральном рынке можно выбрать щенка. Мол, есть женщина, которая раздает дворняжек бесплатно. Мы решили отправиться с ней, благо, это недалеко, да и все равно нужно было в город. У одного из многочисленных входов на рынок стоял детский манеж, в котором было всего два щенка. Один громко скулил, другой молчал. «Небогатый у вас выбор», — сказала Раиса Дмитриевна. «Ничего, сейчас принесут еще», — бодро ответила женщина, которая стояла рядом с манежем.

Тем временем мы с подругой обратили внимание на две клетки, в которых было очень много котят. Клетки, как и манеж, стояли под палящим солнцем, а внизу был раскаленный асфальт, от которого тоже шел жар. Многие котята выглядели изможденными, худыми, они лежали друг на дружке, тяжело дышали. Миска для воды стояла, но воды в ней не было. Я спросила, почему так, и женщина беспечно ответила: «Так они ее все время переворачивают».

Женщину, как выяснилось, зовут Римма Николаевна. Она объяснила, что делает благое дело — раздает бесплатно щенков и котят. Мы сразу поняли, что это какой-то бизнес, и в дальнейшем выяснилось, что те хозяева маленьких питомцев, которым не удалось их пристроить, за определенную мзду передают их Римме Николаевне, а та уже принимает «заботу» о них на себя.

Тем временем подоспели две другие женщины с кучей переносок, из которых они стали проворно доставать щенков. Щенки были разные, но всех объединяло одно: запаршивленный вид и жалобный взгляд. Собачат посадили в манеж, и образовалась «куча мала». Миска для воды тут тоже была пустой: видимо, опять-таки «переворачивали». Когда мы стали возмущаться, Римма Николаевна сказала: «Будете орать, ни одного щенка я вам не отдам!» Мы замолчали в надежде спасти хотя бы одну живую душу.

Между тем наша хозяйка Раиса Дмитриевна, обладающая более стойкой нервной системой, чем мы, городские жители, разглядывала щенков. Позднее она рассказывала, что один из них посмотрел ей прямо в глаза и завилял хвостиком. Именно этот собачонок и вытащил «счастливый билет». Щенка посадили в сумку и благополучно увезли в Орджоникидзе. Мою подругу весь день просто трясло, она сказала, что ноги ее больше не будет на этом рынке.

Щенок, которого назвали Джон (Джоник), был весь в клещах и блохах, вдобавок оказалось, что он болен энтеритом, а это очень опасное кишечное собачье заболевание (люди им не заражаются). Поскольку Раиса Дмитриевна работала, мы с подругой вызвались отвезти щенка в ветеринарную клинику. Клиника государственная, и за прием там берут всего сто двадцать рублей, хотя все лекарства приходится покупать самим.

Пока мы сидели в очереди, разговорились с девушкой, на руках у которой была собачка породы той-терьер. Девушка плакала, и мы спросили, что с собакой. И выяснилось, что эта собачка стала жертвой той же Риммы Николаевны! Саша рассказала, что собаку ей подарили. Вообще, подарки в виде живых существ — если только об этом не просили сами люди — я считаю крайне странными. Мама Саши терпеть не могла животных в доме, и когда дочь уехала по делам в Симферополь, просто отнесла собаку на рынок и отдала все в те же «добрые руки».

Вернувшаяся через пять дней Саша с трудом дозналась, куда делась собака, и тут же побежала на рынок. «К счастью, собачка была еще жива, — рассказала нам девушка, — но она сидела обезвоженная, истощенная, с мутными глазами. Я зову ее: «Лиза, Лиза!», а она меня даже не узнает». По словам Саши, Римма Николаевна пыталась продать Лизу за пять тысяч, в том числе и законной хозяйке. Попавшими в ее руки породистыми собаками или теми, которых можно выдать за породистых, эта женщина еще и торгует.

Она не хотела отдавать собачку Саше, пока девушка ей как следует не пригрозила. Теперь предстояло долгое лечение в клинике от того же энтерита, не говоря уже о том, сколько душевных сил и терпения придется приложить, чтобы помочь собачке избавиться от психологической травмы. «Главное, чтобы Лиза не думала, что это я ее предала», — сказала Саша, и мы заверили ее, что собачка прекрасно чувствует ее любовь и заботу и знает, что теперь она под защитой.

Щенка Раисы Дмитриевны мы выходили, и получился отличный, красивый и преданный пес. Мы с подругой решили внести в его лечение свой посильный вклад, потому как в целом покупка медикаментов и продуктов для специального диетического питания после болезни обошлась в немаленькую сумму. Мы невесело шутили, что тем, кто берет у Риммы Николаевны щенка или котенка, надо тут же бежать с ним в ветлечебницу. И «бесплатное приобретение» дворняжки обойдется немногим дешевле, чем покупка породистого пса.

В этой истории поражает отношение хозяев маленьких питомцев к своим подопечным. Неужели они не понимают, что щенки и котята содержатся в антисанитарных условиях, в каком-нибудь сарае, что их не кормят и не поят, что они заражаются друг от друга всевозможными болезнями, а когда они умрут, просто выбрасывают на помойку? Да не то чтобы не понимают, а просто не задумываются об этом. И, как говорится, с глаз долой, из сердца вон.

Хотя они же не выбросили, а отдали в «добрые руки», даже еще и заплатили! Между тем если им жалко денег на стерилизацию собаки, то хотя бы закрывали ее где-то на «опасное» время. Можно же сделать тот же вольер. О Римме Николаевне знает вся Феодосия: и ее жители, и приезжие уже писали на нее жалобы и в полицию, и в исполком, но дело так и не сдвинулось с места. К сожалению, в этом городе пока что открыт один-единственный приют, а бездомных животных — просто море.

Впрочем, неважно, о каком городе вести речь: человеческие бездушие и жестокость везде называются одинаковыми словами. Те люди, в Петрозаводске, которым я рассказывала эту историю, замечали, что у Риммы Николаевны бизнес открытый, а сколько может быть чего-то скрытого, о чем мы не знаем. Намекали, что и у нас в городе происходят подобные вещи. Правда ли это? Неизвестно и, возможно, до нее не дознаться. Главное, чтобы все-таки восторжествовала та простая истина, которая живет в настоящем человеческом сердце, которая есть в каждых собачьих глазах.

Записала Лариса Борисова

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings