Частное мнение

Что будет, если Севастополь сейчас вернут в состав России и кому это выгодно?

Опрос в социальной сети показал, что более 70% проголосовавших уже считает Севастополь российским городом. Что они имеют в виду? Вспоминают историческое прошлое или предвидят будущее? В любом случае, каждый из тех, кто выбрал это вариант ответа, вероятно, хочет, чтобы Севастополь вернулся в состав России. Интересно, почему? Я понимаю военных, которым он нужен ради морской базы, понимаю государственных деятелей, которые считают Севастополь  форпостом внешней политики России в это части постсоветского пространства. Им весь Крым нужен позарез. Но ведь голосуют то в соцсетях не они, а мы с вами.  Объясните, соотечественники, зачем нам Севастополь? Зачем он мне – скромному обывателю, живущему на Севере России?

Признаюсь, когда я мечтаю о том, что на пенсии поселюсь где-нибудь на берегу моря, то почти всегда вспоминаю Севастополь. Красивая архитектура, чистые светлые улицы, шум прибоя и, главное, русская речь! В Севастополе всюду чувствуешь себя, как дома.  И это, в общем, понятно: 80% населения города – русские. Всю неделю, пока я там гостил, меня не покидала мысль, что это тот город, где я хотел бы жить.

И вот теперь моя мечта, кажется, стала чуть-чуть реальнее. Севастополь объявил себя независимым от Украины и просится в состав России. Не знаю, что там решат политики. Вряд ли они пойдут на пересмотр государственных границ.  Но дело не в этом. Я просто попытался на минуту представить, что полюбившийся мне город стал российским. И поймал себя на мысли, что не чувствую особой радости.

Казалось бы, что может быть лучше? Севастополь – снова наш!  Хочешь — езжай туда как турист, хочешь – переселяйся навсегда. Но ведь путешествовать туда и так никто не запрещал. И поселиться в Севастополе всегда можно было без особых проблем. С другой стороны, если бы Украина вступила в Евросоюз, то приехать в любимый мною город стало бы гораздо сложнее. А уж остаться там навсегда и вовсе было бы невозможно.  Это мне понятно. С русскоговорящей средой, вероятно, возникли бы проблемы. Без официальной поддержки русский язык рано или поздно потерял бы свои позиции. Значит и мне уже было бы не так комфортно там находиться. Вроде, все верно. Но как-то очень уж абстрактно.

Предположим, что это все-таки случилось. Город-герой в составе России. Что дальше? Есть у меня неприятное подозрение, что Севастополь рискует превратиться в один из типичных южнороссийских городов с их неизбежной грязью, хамством, бесконечными шалманами и вопящим изо всех окон шансоном. Как он умудрился до сих избежать такой участи, для меня загадка. Вроде и люди там, по сути, те же, и уровень экономики невысокий, но нет там того свинства, которое угнетает меня на российских курортах.  Я не хочу, чтобы Севастополь превратился в еще один Адлер. Перестал быть Севастополем. Иначе зачем он мне? Зачем он России? Только для того, чтобы погордиться своей геополитической удалью? Почувствовать прилив патриотизма?

Хотя, возможно, я чего-то не понимаю. Может быть, попал в плен ничем не объяснимого очарования города, которому поддаются все туристы, и не заметил неприглядной стороны севастопольских будней. Но даже если бы и заметил,  то вряд ли расценил это как веский аргумент в пользу пересмотра государственных границ.

Конечно, это приятно, если город, который мне по душе, станет российским. Но не более того. Если оставить в стороне все рассуждения о государственной пользе, то лично мне совершенно все равно, чьим будет Севастополь. Даже если мне придется оформлять визу, и все там будут говорить не на русском, а на украинском языке. Ничего, я не гордый, я потерплю. Главное, чтобы Севастополь остался таким, какой он есть сейчас — светлым, теплым, пронизанным запахом моря городом моей мечты. Пусть даже неосуществимой.

Яркая Карелия в нашем Instagram