Частное мнение

«Косорукая дура»: на что можно рассчитывать, если ты — женщина «в возрасте»

«Косорукая дура» — такой приговор вынесли на рабочем месте одной из моих подруг. Предыстория такова. Несколько лет назад Анна была вынуждена уволиться, чтобы ухаживать за тяжелобольной мамой, а когда пришло время искать работу, принялась звонить по различным газетным объявлениям. Очень часто ей отвечали: «Вам 48. Это предпенсионный возраст. Нам нужны люди моложе». Однажды она даже услышала фразу — «отработанный материал». Тогда Анна решила обратиться за помощью в Центр занятости. И тут ее ждал сюрприз.

Моя подруга имела право на минимальное пособие в 960 рублей в месяц и, несмотря на филологическое образование и большой редакторский стаж, попадала в разряд неквалифицированной рабочей силы. То, что Аня преданно заботилась о своей маме до конца ее дней, не сдала ее в дом престарелых, не нанимала для присмотра за родным человеком чужих людей и была официально оформлена по уходу за инвалидом, не имело значения. В глазах закона все это время она НЕ РАБОТАЛА.

Чтобы Анну поставили на учет, она должна была в течение десяти суток рассмотреть шесть вакансий и что-то выбрать или… Отказаться она имела право всего два раза.

Что ей предложили для начала: работник в некую канцелярию за 8 тыс. в месяц при полном рабочем дне (вскоре выяснилось, что туда уже взяли человека) и дежурная во временное место пребывания для бомжей. Куда она и поехала.

График — сутки через трое. Зарплата — 4 тыс. в месяц. Обязанности: мыть, переодевать, кормить, всячески обихаживать и призывать к порядку «наших безумных клиентов», как выразилась одна из сотрудниц. Она же, взглянув на хрупкую интеллигентную Анну, заметила:

— Шла бы ты отсюда, милая. Это не для тебя.

Дальнейшие варианты были такими же: тяжелая работа — грошовая зарплата. Прежнее место Анны было занято, больше такие специалисты нигде не требовались. Знакомых, которые помогли бы ей найти более-менее достойную работу, у моей подруги не было.

В конце концов Анна пришла к выводу: с трудоустройством в Карелии — ж…

Отчаявшись, она решила устроиться в продуктовый магазин, где постоянно требовались продавцы-кассиры даже без опыта.

— Анюта, не делай этого, — сказала я, когда мы обсуждали проблему за чашкой кофе. — Я бываю в этом магазине: там продавцы меняются, как стеклышки в калейдоскопе. Это же о чем-то говорит?

— Надо же на что-то жить? — вздохнула подруга. — Тем более работа рядом с домом. Хотя бы не тратиться на проезд.

В общем, Анна все же пошла в магазин. Боясь ошибиться с деньгами, она шарахалась от кассы как черт от ладана, и ее поставили фасовать товар.

Когда моя подруга в очередной раз тщетно пыталась завернуть сосиски в пленку, над ней нависла одна из продавцов, коей лучше всего подошло бы определение «бой-баба», но которую все называли Асей.

— И откуда берут таких косоруких? — мрачно произнесла она. — Тебя где учили, дура? Что у тебя в голове?!

Анну «учили» в школе (обычной и музыкальной) и в университете. В голове она имела много чего, в том числе такого, о чем Ася не слыхала даже краем уха. Но факт оставался фактом: заворачивать сосиски она не умела.

— Извините, пожалуйста, — тихо промолвила Анна и посмотрела Асе в глаза.

Та потеряла дар речи, а, придя в себя, пробормотала:

— Да ладно тебе…

И отошла.

Когда на следующее утро окончательно убедившаяся в своей никчемности Анна пришла на работу с твердым намерением уволиться, вокруг нее собрались продавцы во главе с Асей и хором начали уговаривать ее остаться.

— Мы же поняли, что ты за человек! — заявили они и добавили: — А остальному научим, ты не переживай.

Моя подруга осталась и в скором времени действительно научилась заворачивать сосиски и даже работать на кассе, сдружилась с коллективом.

— Работники торговли — это не те, кто стоит по другую сторону прилавка, как думают многие, — говорила мне она, — это такие же люди, как все остальные.

Да и с покупателями общаться ей нравилось. Кто-то из них даже написал новоиспеченному продавцу благодарность за вежливость.

И все-таки Аня ушла из магазина вместе с еще пятью коллегами. Причина проста. Спустя месяц вместо обещанных девяти тысяч ей заплатили шесть — деньги, на которые не проживешь. Почему так происходит — отдельная тема, и ответ знает лишь тот, кто работал в торговле.

Возможно, кому-то интересно, каков семейный статус Анны? Она замужем, и у нее есть дочь-школьница. Но муж моей подруги по несчастливой случайности тоже недавно потерял работу. Нашел новую, но с гораздо меньшим заработком. Семья живет скромно, однако денег все равно не хватает.

К тому же далеко не все определяют деньги. Каждому человеку хочется заниматься тем, к чему он более склонен, получать удовольствие от того, что он делает.

После череды мытарств Анна все же устроилась на работу. Тоже низкооплачиваемую, но, по крайней мере, хотя бы отчасти соответствующую ее способностям и натуре. Но и там она находится на испытательном сроке, потому у этой истории пока что нет счастливого конца.

Лариса Борисова

Яркая Карелия в нашем Instagram