«Лихо мы их уделали!»: вчерашние митинги на Студенческом бульваре глазами петрозаводчанина
Частное мнение

«Лихо мы их уделали!»: вчерашние митинги на Студенческом бульваре глазами петрозаводчанина

О вчерашних митингах, прошедших на Студенческом бульваре, уже много всего написано и сказано. Но мы не можем не поделиться еще одним мнением, которое разместил в своем Живом журнале известный многим петрозаводчанин Николай Габалов. В нем очень точно подмечены детали, из которых складывается общая картина вчерашних митингов. С разрешения Николая Габалова публикуем эту запись:

«Сегодняшний митинг за отставку губернатора Карелии (вместе с изобретательным штрейкбрехерством в виде альтернативного ультрапатриотического действа) в Петрозаводске уже остался у меня в памяти двумя характерными штрихами. Не лозунгами, яркие буквы которых прогоняли из Карелии варягов, подпитерского разлива и обличали в политических репрессиях и экономических лукавствах и корысти.

Не количеством пришедших на один и на другой митинги. Не многим другим, что вскоре будет отражено в отчетах хорошими профессиональными перьями с обеих сторон баррикад. А деталями, которые если что объясняют и свидетельствуют, то — только мне, частному человеку.
Даже не штрихом, а щедрым мазком картины событий на Студенческом бульваре так и видится ликующее, торжествующее выражение лица одного высокопоставленного чиновника из губернаторской администрации.

Не понаехавшего тут, а местного кадра, когда-то, возможно, неплохо и результативно подвизавшегося на педагогическо-административной работе, но попавшего в нужное время в нужную номенклатуру и ревностно служащего власти, каким бы ФИО начальника и партийной расцветкой власть не воплощалась. На его сияющем лице было золотыми буквами написано: как лихо мы их уделали!

Уделали — это в реальности значит подсуетились и на месте, где еще три недели назад протестующие петрозаводчане наметили провести антигубернаторский митинг, устроили шоу. Официально — радостное волеизъявление благодарного народа за то, что Петрозаводску (наряду, скажем, с Грозным) присвоено звание города боевой славы. В год юбилея Победы в войне, мировой и Великой Отечественной, нужно отметить это событие максимально широко.
Ну и что, что место уже было ангажировано под мирный протест. Потеснятся оппозиционэры, не убудет.

Натурально, сцену установили, динамики такие, что хэви-метал-рокеры позавидуют „мясцу“ из них. Полевая кухня с кашей. Шарики в небо. Песни и заклинания со сцены. Ряженые на сцене и в толпе. А все — для того лишь, чтобы заглушить то, что будет говориться на митинге.
Они заглушили, это правда. Даже стоявшие бок о бок на митинге за долой губернатора с трудом могли расслышать слова друг друга. Нужное, впрочем, мы слышали, хорошо слышали.
А то, что в окружающих гайд-парк жилых домах явно зашкаливавшие децибелы потряхивали оконные стекла, это — те щепки, которыми власть в стране традиционно именует человеческие потери.

Потери человеческого в людях тоже.
Они все — в этом, как в капле воды.
Не только этот чиновник, пусть он и на особую характерность претендует. А все они, наследники Иуды. Им совершенно без разницы, какими средствами — законными или противозаконными, честными или подлыми, достойными или бесчеловечными — они расправляются с несогласными.

Они устраивают так, чтобы люди глотки рвали — свои и чужие — за Победу. Но они не знают честных, без 146%, без подножек и показательных посадок-расстрелов, побед.
Они называют победой то, что приличные люди именуют подлостью, шулерством и предательством.
Они такую Победу, такую боевую славу собой, своими личностями демонстрируют?
И им без разницы, крымнаш ли праздновать или Победу. Главное — чтобы любым приемом, но — царь горы.

Они все время словно повторяют осторожный шаг Иуды, который ведет вооруженных воинов к безоружным проповедникам. Да еще под покровом желательно, не принародно...
Говоря просто, именно против этих иуд и вышли на непафосный митинг люди. Честно договорились заранее. Не скрывали ни лозунгов, ни аргументов. Но с ними никто не собирался спорить и их переубеждать.

Даже просто появиться и предложить: давайте, говорите мне все это в лицо!
Этих людей собирались заглушить. Натужным пафосом, жестяными словами, в правду которых говорящие со сцены ведущие и поющие едва ли верили.
А вот то, что звучало на обоих митингах — это как раз второй отчетливо врезавшийся в память штрих.

Давя пространство мажорными децибелами расово и классово чистых песен, организаторы празднества с полевой гречкой выпускали в эфир что-то неживое.
Митинг же против губернатора завершился негромким исполнением любимой и в Карелии, и за ее пределами очень чистой, как сама Карелия, песней. Да, той самой, Александра Колкера, в исполнении Марии Пахоменко.

„Долго будет Карелия сниться...“

Потому что здесь, на митинге. люди говорили о своем, домашнем. О том, что им не нравятся те, кто портит жизнь в Карелии. Это нехорошо, портить жизнь людям, здесь живущим.
Нехорошо, что чиновные натравливают одних жителей благословенного северного края — на других.
Нехорошо это. Некрасиво. Недостойно такого прекрасного, Богоизбранного места.
А вот песня, спокойная, хрустальная — хорошо.

Люди возле небольшой трибуны раскачивались, взявшись под руки, в такт мелодичной песне. Которая никого не звала уделывать других.  И тут я вспомнил, как один знаменитый советский диссидент на суде в ответ на грозный вопрос — чем же вам не нравится Советская власть?? — спокойно ответил: у меня с нею эстетические разногласия. Сегодня нет Советской власти. Но с тою, которая ей наследовала, есть. есть категорические эстетические разногласия.

Мне по душе, когда тихо и красиво поют про то, что Карелия будет сниться тем, кто не мог в нее не влюбиться. Я когда-то влюбился. И хоть живу в любимой Карелии давно, она и в снах ко мне приходит. Не налюбуюсь, не перестану нахваливать всем, кто впервые здесь. А те ультрапатриоты, что и гимнастерки позаимствованные надели, и песни поют так, что только кошмары и могут присниться, если от грохота их признаний в любви вообще можно заснуть. Жаль, кстати, что радующимся, что уморщили они своим шумом этих протестантов, никто не напомнил слова карельского поэта Владимира Морозова:

Я знаю, что не слов красивых ждёшь ты,
Моя многострадальная страна.
Ведь ты слабей не станешь, оттого что
Не стану я твердить, как ты сильна.
Шинель сниму, мне мать пиджак примерит,
Я выйду ночью слушать соловья…
В любви клянутся те, кому не верят,
А ты ведь веришь мне, земля моя!
Но они вряд ли услышали бы. Они же пришли не высказать боль за Карелию, в которой можно было бы жить и лучше, и красивее.  У них нет ни малой родины, ни национальности. Их национальность „жмущиеся к партии власти“, как бы эта партия в конкретно исторический период времени ни называлась. Непреодолимые у меня с ними эстетические разногласия».

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings