Частное мнение

Майдан: вид изнутри и снаружи, или Как я застал революцию в Киеве

Молодой поэт Егор Сергеев делится с читателями «Губернiи Daily» своими впечатлениями о том, что происходило и происходит сейчас в Киеве. Сам он побывал на гастролях в столице Украины в тот момент, когда Майдан выглядел еще вполне мирно и даже празднично. Но для его друзей и знакомых, оставшихся в Киеве, этот праздник, увы, очень быстро закончился...

Изнутри 

«Осторожно, там в Киеве митинги какие-то, революции…» — такое SMS всегда неожиданность, особенно когда едешь в автобусе в этот самый Киев. Да ещё и на поэтические гастроли. В ночь с 25 на 26 ноября я сидел в мягком кресле и ничего не знал о революциях. Автобус подъезжал к украинской границе. Необходимость заполнять миграционную карту казалась странной, особенно в графе: «Цель посещения». Какая поэзия во время переворота? «Революция без танцев не стоит того», — избитой киноцитатой успокаивал внутренний голос.  Таможенники на терминале долго и придирчиво изучали две страницы моего российского паспорта.

В Киеве многое показалось смешным и детским. Смешной язык, смешные цветастые украинские гривны, смешные рекламные слоганы. Маленькое метро с пластмассовыми жетонами. Улыбчивые люди с жёлто-синими флагами, выходящие на станции: «Майдан Незалежнiсти», которую гордо объявлял диктор. Это не революция – это праздник, День государственного флага, День независимости или что-то в этом духе. На самом Майдане около сотни людей со знамёнами разбили палатки. Центр Киева выглядел чисто, красиво и вполне по-европейски. Вечером стихи читались легко, и о политике никто старался не говорить. Мы обменивались телефонами с украинцами и обещали, что скоро встретимся снова. 28- го ноября мы покинули Киев на фирменном поезде, полном украинских мигрантов.

Снаружи

Революция перестала казаться праздником, когда 22-го января до меня  долетело словосочетание «Жертвы Майдана». Новости говорили о парне, упавшем с колонны, о парне с пробитой камнем головой, о людях, погибших в давке, о травмированных бойцах «Беркута», о мародёрах и о «коктейле Молотова». В Интернете со всех концов светились фото и видео драк, баррикадных укреплений, выступающих на публику боксёров, актёров, писателей и политиков. Атмосфера приобрела оттенок пугающего абсурда. Украинский язык перестал быть смешным. Даже их революционный сленг перестал быть смешным. Сидишь, читаешь какое-нибудь «битушки бьют титушек» — и не смешно.

Позиция смотрящего  очень удобна. Кто-то с кем-то дерётся, кого-то свергают, но в общем-то нам с  вами по большому счету  пофигу, ведь нас это не касается. Всё было бы так и для меня, если бы не те украинцы, с которыми мы обменивались телефонами  на поэтическом вечере в конце ноября.  Так из коротких сетевых диалогов узнаются факты.

Изнутри

Анастасия Настюшкина, 22 года, журналист и литредактор:

«Вчера с утра со сцены на Майдане начали говорить, мол, не выходите за баррикады, работают снайперы. Некоторые не послушали. Результат — десяток трупов уже с утра. Сначала стреляли по ногам, потом пошли прицельные выстрелы в шею. Вчера к вечеру было около 60-ти трупов и полсотни раненых».

 "Сегодня же утром «Беркут» с оружием ворвался в здание ВР, депутаты сами выталкивали их из здания".

«В продуктовых тоже толпа. Посметали с прилавков все что могли. Люди боятся, всем страшно. Ну представь себе. Когда такое происходит в городе…»

Святослав Калашников, 20 лет, студент киевского меда, добровольцем оказывал помощь раненым на Майдане:

«Стрельба и самая жесть были в ночь на 20-е, после чего мне позвонили из медцентра Майдана и сказали, что нужна помощь. Когда я приехал, основная проблема была в панике среди населения и отсутствии связи между медицинскими центрами по городу».

«Пока мы занимались сортировкой и распределением медикаментов и инструментов по открывшимся вокруг Майдана гражданским полевым госпиталям, волнения совсем улеглись».

Сергей Вольников (имя изменено), 65 лет, пенсионер:

«Погибших и раненых было много, люди оттаскивали их назад за баррикады, как на войне. Кто первый начал стрелять – непонятно. Теперь уже и не разберёшь…»

  «В некоторых районах города жизнь идёт как обычно, будто никаких беспорядков нет. Люди боятся за сохранение своей работы, многие не идут на Майдан, чтобы не потерять работу».

Дмитрий Кирилюк (имя изменено), 34 года, предприниматель:

«Полстраны за Польшу, полстраны за Россию. Хоть бы кто-нибудь за Украину был…»

Снаружи

21 февраля.

Кто-то с кем-то договорился. Кажется, сменили правительство. Простили всех митингующих. Амнистировали политзаключённых. Может, конец, а может, антракт. Свершение или провал новой украинской революции – для смотрящего снаружи не самое главное.

По привычке мониторю страницы знакомых киевлян.

Выходил в сеть сегодня утром – хорошо. Была в сети позавчера – плохо.

Позвонить бы.

  Егор Сергеев 

Яркая Карелия в нашем Instagram