«Я лег спать обычным парнем, а проснулся сыном убийцы». Как жить, когда ты знаешь, что твой отец изнасиловал и убил маленькую девочку
Частное мнение

«Я лег спать обычным парнем, а проснулся сыном убийцы». Как жить, когда ты знаешь, что твой отец изнасиловал и убил маленькую девочку

«Я четко помню то утро: когда в дверь постучали полицейские, мои первые слова были «Я не удивлен», - говорит Ник Кастри, вспоминая момент, когда ему сказали, что его отец был арестован по подозрению в изнасиловании и убийстве маленькой девочки. Мужчина 30 лет скрывал эту страшную тайну от семьи.

 Нику в то время было 27 лет. В то утро он вернулся с ночной смены. Он успел поспать всего несколько часов, когда раздался звонок домофона.

«Я лег спать обычным парнем, а проснулся сыном убийцы», — говорит Ник.

Ник вспоминает своего отца, Рональда Кастри, как агрессивного тирана, который сделал жизнь семьи невыносимой.  «Я знал, что он опасный человек, но я просто надеялся, что он не так опасен», — добавляет он.

Ник говорит, что его детство было трудным, но он хорошо ладил со своими братьями. У его отца была хорошо оплачиваемая работа бухгалтера, а ночью он иногда таксерил, семья жила в хорошем доме с садом. Но мужчина отказался тратить деньги на своих детей, он считал их пиявками и огромной обузой. Рональд Кастри

«Это было ужасно, — вспоминает Ник. — Мы не чувствовали любви ни от одного из родителей. Моя мама не могла показать нам свою любовь, потому что мой отец запрещал ей так себя вести. Он уговорил ее бросить работу, она сидела дома и полностью зависела от него. Я ненавидел школу. Надо мной издевались, потому что у меня была бедная одежда. Я знал, что мой отец опасный человек. Он избивал моего старшего брата.

Мой отец был похож на пороховую бочку, мы всегда ждали следующего взрыва. Единственным счастливым временем в моем детве были каникулы, когда мы уезжали из дома. Когда я был маленьким, то я не понимал, что происходит. Я просто постоянно думал: почему он меня не любит? Каждый раз, когда он орал на меня, я забирался под одеяло и просто хотел умереть».

Но хотя Ник знал, что его отец был жестоким и опасным человеком, он не знал точно, на что тот способен, до той роковой ночи.  На протяжении более 30 лет Рональд Кастри скрывал ужасную тайну. В 1975 году, за четыре года до рождения Ника, он убил маленькую девочку, Лесли Молсед. А в тюрьму за это убийство отправился совсем другой человек.

Рональд собирался навестить свою жену и новорожденного сына — старшего брата Ника — в больнице, когда он похитил 11-летнего Лесли с улицы возле ее дома и отвез ее на болото. Там он изнасиловал девочку и зарезал ее. Бедняжка Лесли была маленькой для своего возраста и имела особенности развития. В день своей смерти она отправилась в магазин, чтобы купить хлеба для своей матери.

Когда Лесли не вернулась домой, ее семья сообщила о ее пропаже и провела несколько мучительных дней, ожидая новостей. Люди были потрясены случившимся, девочку искали волонтеры и добровольцы, а ее лицо было во всех национальных новостях — в газетах и ​​на телевидении.

Тело Лесли было обнаружено через три дня на болоте проезжавшим мимо автомобилистом. На ее теле было огромное количество ран. Один из смертельных ударов пришелся в сердце девочки.

Лесли Молзед

Полиция вскоре арестовала местного сумасшедшего Стефана Киско, бывшего налогового клерка с инвалидностью, который жил рядом с домом девочки. Он был обвинен в убийстве Лесли в канун Рождества и осужден в июле 1976 года. Киско провел 16 лет в тюрьме, а Рональд Кастри остался на свободе. Расследование убийства Лесли было возобновлено в 1991 году. Киско сумел доказать, что не причастен к смерти девочки.

Он был реабилитирован, но пока он находился в тюрьме, его психическое и физическое здоровье ухудшилось, шизофрения обострилась. Он умер от сердечного приступа в тот же год, когда он вышел из тюрьмы — прежде чем он смог получить выплату, которая ему полагалась за годы, проведенные в тюрьме. Его мать, боровшаяся за освобождение сына, умерла всего четыре месяца спустя, а это значит, что правительству никогда не приходилось выплачивать компенсацию никому из семьи Киско.

Тем временем Ник ушел из школы в 16 лет, устроился на работу и через год смог снять дом и забрать братьев и маму к себе. Семья переехала в другой город, и несколько месяцев они жили спокойно. Потом отец выследил их и попытался уговорить мать вернуться, она отказалась. С тех пор Ник не видел своего отца, снова встретились они уже в суде - десять лет спустя, в 2006 году, Рональд Кастри был арестован и обвинен в убийстве Лесли.

Рональд первоначально был арестован по подозрению в изнасиловании проститутки в 2005 году, и хотя обвинения с него были сняты, полиция получила его ДНК, а через год полицейские наконец смогли связать его с убийством Лесли. На суде вскрылись и другие семейные тайны. Мать Ника, Беверли, рассказала своим сыновьям, что старший брат Ника был на самом деле его сводным братом, рожденным от другого мужчины. Это потрясло Ника:

— В моей семье было слишком много секретов. Почему они начали говорить об этом только сейчас? Я всегда был близок с мамой, но теперь мое отношение к ней изменилось.

Для рассмотрения дела потребовалось почти год.

— Это был ужасный, худший год в моей жизни. Я шел по улице и думал, что все говорят обо мне, — говорит Ник. 

Когда началось судебное разбирательство, Ник каждый день ходил в суд — за исключением тех дней, когда его мать давала показания, поскольку ему не разрешалось находиться там.

«Я каждый день ходил в суд и сидел во втором ряду. Семья Лесли Молседа была в первом ряду», — вспоминает он он.

Беверли Кастри с Эриком и Марджори, родителями ее мужа, Рональдом Кастри.

«Я надеялся и молился, чтобы мой отец посмотрел мне в глаза. Я не видел его с 1997 года. Но он не смотрел в нашу сторону.

В суде озвучивали улики против его  отца. «У меня было ощущение, что каждый раз с меня заживо сдирали кожу. К концу судебного разбирательства я был просто ядром, красным сырым ядром».

Ник сказал, что самым трудным для него был момент, когда его отец был наконец признан виновным в убийстве Лесли. Рональд Кастри был приговорен к пожизненному заключению. Ему сказали, что он не будет иметь право на условно-досрочное освобождение в течение 30 лет, к тому времени ему исполнится 84 года. Судья сказал ему, что он, скорее всего, умрет в тюрьме.

— Когда судья признал его виновным в том, что он похитил эту девочку, отвез ее на болотистую местность, изнасиловал и убил,  а затем вернулся к своей семье и новорожденному ребенку, я просто сломался. Вся моя жизнь была ложью. Сестра Лесли сказала мне [во время суда]: «Наш кошмар подходит к концу; твой только начинается», и я не знал, что она имела в виду, но потом я все понял. Они забрали его, и дверь захлопнулась, и я подумал, что я сын убийцы, я его первенец . Мне потребовались годы, чтобы понять, что я не похож на него.

Ник сказал, что он некоторое время поддерживал связь с семьей Лесли, они обменивались телефонными номерами и адресами электронной почты, родители девочки приглашали его и его семью посещать церемонию посадки деревьев в памяти Лесли. «Это продолжалось некоторое время, мы помогали друг другу», — сказал он.

Но Нику пришлось бороться не только с преступлением отца. Ему также пришлось смириться с тем, что его отец позволил невинному мужчине гнить в тюрьме.

— Я не могу простить его за это. Это отвратительно, что он допустил это.

Но и это еще не все. Ник обнаружил, что его отец был серийным педофилом.

— Когда мне сказали, что он насиловал мальчиков, я почувствовал ужасное отвращение. Мы всегда думали, что мы в безопасности, но все это время мы ходили по краю пропасти! — говорит Ник. — Оказалось, мой дедушка тоже был педофилом, и его даже приговорили к тюремному сроку за непристойность в общественном туалете с несовершеннолетним, и он приставал ко мне. Мне было 13 или 14, и это продолжалось, пока я не нашел его мертвым — он лежал голый в своей спальне. Я позвонил маме, и она сообщила отцу. Этот образ никогда не исчезнет, я никогда не забуду тот день — мой отец стоял над телом отца, и теперь, вспоминая тот день, я думаю: да если бы я только знал, что это не конец, а только начало моих страданий!

Последний раз Ник получил от своего отца письмо 4 года назад. В письме он попросил сына посетить его, а также помочь ему оспорить решение суда. «Я все еще борюсь за то, чтобы очистить свое имя, но это долгий, трудный путь», — писал мужчина.

Ник не принял приглашение своего отца посетить и не писал. «Единственный раз, когда я пытался связаться с ним, было в первые 18 месяцев его осуждения, — сказал он. — Я хотел знать, почему он так плохо относился ко мне в детстве».

«Я бы не хотел обсуждать с ним смерть Лесли, потому что я уверен, что за эти  30 лет он убедил себя, что он этого не делал, поэтому, когда я получил письмо, я просто положил его в ящик;я не хочу иметь с ним ничего общего».

Теперь у Ника есть своя семья и успешный бизнес по управления недвижимостью, у него растет сын. Только долгие годы работы с психологом помогли ему частично отойти от всех потрясений.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings