Частное мнение

«Я выгляжу, как будто вечно на шестом месяце беременности». Откровения девушки, чья внешность далека от идеалов красоты

Сегодня больше, чем когда-либо, СМИ превозносят пышные формы. В прошлом году Sports Illustrated поставили плюс-сайз-модель Эшли Грэм на обложку. Этот редакторский ход получил широкое одобрение. Они же недавно разместили на своих страницах фотографию еще одной популярной пышнотелой модели Хантер Макгрейди. Dove давно присоединился к движению, призывающему показывать «реальные» тела в своих рекламных кампаниях; с ними такие бренды, как Lane Bryant и Aerie.

Казалось бы, подобный разворот общественного мнения должен воодушевлять полных девушек и поднимать их самооценку, но все с точностью до наоборот. Одна из них поделилась своими наблюдениями и фотографиями, далекими от традиционных стандартов женской красоты. Элис Стивенсон затронула проблему двойных стандартов и ложных ожиданий.

— Я чувствую себя обманутой, когда просматриваю Instagram-аккаунты, которые сексуализируют пышные формы, полноту, дородство — называйте как хотите. Мы попадаем в ловушки лжи. В комментариях к таким фото я то и дело вижу пошлые намеки на семяизвержение. В каком-то извращенном понимании мы ведь за это и боролись, не так ли? Но кое-что остается за кадром. Внезапно нахлынувшая волна бодипозитива оставляет у меня чувство опустошенности, потому что у моделей чего-то недостает. Живота.

Рекламные кампании с бодипозитивным настроем, как правило, показывают женщин с большими бедрами, грудью и в целом более округлыми формами. Все в полном порядке, пока мы не позволяем животику присоединяться к веселью. Мы пытаемся пройти по тонкому льду стандартов женской красоты.

Конечно, есть исключения, например, Тэсс Холлидэй, которую назвали первой в мире супермоделью 60-го размера. Им редко удается добиться такого же успеха, как стандартным моделям с пышными формами. От этого становится только хуже. Как будто не можешь сравниться с ними, но тебя заставляют думать, что так ты и должна себя чувствовать.

Мое тело относится к типу «вечно на шестом месяце беременности». Я прошла через ад, пытаясь избавиться от него. Моя семья отчаянно пыталась помочь. На 18-летие мне подарили абонемент на фитнес, как будто это именно то, что мне было нужно. Ирония в том, что мое телосложение предопределено генетикой.

Большинство женщин в моей семье — члены команды большого брюха. Но меня это не утешало. Я постоянно терзала себя. Должна признаться, что даже когда приняла свое тело, я втайне мечтала, чтобы оно было другим. Я не ела ничего кроме киноа и капусты и удивлялась, почему живот не уходит.

Я пыталась скрыть его на фотографиях. Я подбирала специальные наряды. Думала, что это вполне нормально, ведь даже если любишь свое тело, наверняка в нем есть что-то, что хотелось бы изменить. Но после дальнейшего самоанализа я поняла, почему я ненавижу свой живот: это было единственное, что мешало мне выглядеть похожей на те тела с пышными формами, которые нам любезно подсовывают на каждом шагу. Предполагалось, что я должна любить свое тело, но при этом быть правильно полной.

Сара Мурн, профессор социальной психологии и гендерных исследований в Колледже Кеньон в Огайо, изучала вопрос женской привлекательности в глазах общественности за последние 25 лет. Она  сказала, что на самом деле бодипозитив не улучшает отношение к полноте. Вместо этого он породил то, что она называет идеалом пышных форм — крупное тело, полное во всех правильных местах.

Проблема в том, что эти пышные тела выставляют как прогрессивный шаг вперед для женщин, но не для тех, чьи фигуры не вписываются в стандарты красоты. Это не значит, что мы должны прекратить продвигать эти тела — до последнего десятилетия нам не демонстрировали ничего, кроме тощих моделей.

Было бы неплохо увидеть еще больше разнообразия. Инициатива должна исходить от нас, а не от компаний, продвигающих свой продукт. Некоторые возразят, что демонстрация животика и других непривлекательных частей женского тела проблематична. Но нам стоит понимать, насколько далеко восприятие женщины как сексуального объекта от защиты ее прав.

Мы не должны стыдиться того, что хотим быть желанными. Мне и самой это необходимо, но раньше я прятала живот, чтобы соответствовать навязанным идеалам красоты. Я лгала сама себе. Но с этим покончено. Теперь я чувствую себя горячей, причем на моих собственных условиях. Если кому-то не нравится то, что он видит, что ж, значит, у нас с тобой ничего не получится.

Конечно, люди будут поливать вас грязью. Если я что-то и поняла как упрямая женщина, смело высказывающая свои мысли, это то, что всегда найдется кто-то, готовый унизить тебя. Но если мы будем работать вместе и не давать друг друга в обиду, однажды наши нестандартные тела станут нормой и поток негатива иссякнет.

Главные новости в нашем Telegram