Частное мнение

«Яркий макияж считался неприличным». Мода, развлечения и повседневная жизнь в СССР после войны

Фото: журнал "Огонек"

Истории наших бабушек и дедушек мы впитываем в себя с глубокого детства, но, тем не менее, эпоха от нас так далека, что понять человека, выросшего после войны, — задача непростая. У нас хвастаются новенькими смартфонами, у них — стыд за новое платье. У нас — диеты и фитнес-центры, у них — недоедание и болезненная худоба. 

 В детстве я много времени проводила с бабушкой, которая подробно рассказывала мне о своем детстве в концентрационном лагере в Петрозаводске, о нищей юности в селе, о первой любви и о тех временах, когда она училась в университете.

Сейчас ей уже 80 лет. Слушая ее рассказы, я всегда удивлялась тому факту, как сильно может измениться окружающая реальность буквально за несколько поколений.  Действительно, все познается в сравнении. 

Про детские сокровища

Первое время после войны мы жили в бараке в деревне Великая Губа. В деревне был суд, где работали, по нашим понятиям, очень красиво одетые люди (особенно если сравнивать с нами, голыми и босыми детьми войны). Жена судьи как-то выбросила красивую коробочку из-под косметики на улицу (от пудры или чего-такого). И я нашла эту коробочку: такой ценной она мне казалась, такой красивой. Никаких игрушек у меня не было. Я даже в куклы не умела играть.

Про общение со сверстниками

К/ф «Молодая гвардия»

Жили мы как селедки в бочке: много семей в одном общем бараке. Детей, конечно, было много, поэтому мы играли в игры. Например, игра “щелец”: берешь палочку, на нее кладешь другую. По концу палочки бьешь большой палкой — она отлетает. Потом надо было за ней бежать.

На чердаке под самой крышей устраивали свое детское логово: завешивали половиками от родителей и сидели там. Показывали родителям свою независимость. Старшие мальчишки нас иногда пугали и нападали на наше логово: такой шум, писк и визг поднимался!

Играли еще в “Молодую гвардию”. Книжку никто не читал, но тогда как раз вышел фильм. Не помню, чтобы мы совершали какие-нибудь подвиги, но роли точно тогда распределили. Я была Ульяной Громовой, видно, уже тогда была серьезной. Наш сосед Алик играл Олега Кошевого. В общем, игра шла по ролям.

Кинотеатр и другие развлечения

Недалеко от причала был длинный барак: вытянутое помещение с будкой киномеханика. Перед экраном стояли скамейки и стулья. В нем ставили кинофильмы. Помню, что фильмы обычно показывали по частям, а лента очень часто рвалась. Тогда начинался внеплановый перерыв, включался свет и мы ждали, пока механики все починят. Первый фильм, который я посмотрела, назывался “Радуга” по рассказу Ванды Василевской. 

Фильм тяжелый, про войну. Главная героиня была партизанкой, которую долго пытали, а в конце казнили. Мне так казалось это все страшным, что я упала к папе на колени и не стала фильм смотреть. В кино ходили почти все, так как других развлечений не было. В 6 часов вечера был детский сеанс, а в 8 часов -  взрослый.

Хорошо мне запомнилось одно выступление в нашей деревне. Приехал к нам как-то Тито Ромалио. Сказали, мол, негр. На самом деле, конечно, мулат. Песен я не помню, помню танцы в юбочке из листьев. Якобы он папуас. Это было очень необычно, мы были под впечатлением.

Тито Ромалио

Еще помню одно яркое зрелище. Индийский фильм “Бродяга”. В нем играл знаменитый Радж Капур. Мы этот фильм смотрели много раз подряд. Например, если его показывали два дня подряд, то мы шли на оба сеанса, представляешь? Мама даже говорила: “Веруха влюбилась в него, наверное”. Это воспринималось нами как некая Страна чудес. Тогда меня поразила экзотика, о которой я ничего не знала.

Радж Капур

Книги

Еще одно развлечение — это книги и журналы. Мою бабушку после войны устроили в библиотеку уборщицей (кстати, она была тогда размещена в храме), мы ходили ей помогать. Библиотекарша отдала нам несколько книг, которые были списаны. Мне тогда запомнилась книга “Черниговцы” (автор Александр Слонимский). Я благодаря этой книге до сих пор могу рассказать об истории декабристов. Еще одна любимая книга — Шарль де Костер “Легенда об Уленшпигеле”.

Иллюстрации к “Легенде об Уленшпигеле”

Помню сестра что-то читала, а потом прятала под подушку. Это были “любовные” рассказы Тургенева. Мне стало интересно, что же она там прячет, но так как я была маленькая, то ничего не поняла. Кстати, про любовь мне никогда романы не нравились, а в основном я любила зарубежных авторов. Мне нравилось, что там другая и интересная жизнь. Не то, что у нас. Что-то другое, особенное. 

СМИ

Как получали новости? С помощью радио. У нас был рупор. Кстати, вещь достаточно редкая в те времена, далеко не у каждого он был. Радио никогда не выключались, так как с помощью него ориентировались во времени. В основном крутили песни послевоенные для взрослых. Например, “Майскими короткими ночами, отгремев, закончились бои, где же вы теперь, друзья-однополчане...”, “Молдованка”, “Вася-Василек”.

Помню еще песню: “По мосткам тесовым вдоль деревни ты идешь на модных каблуках”. Песня о девушке, которая служила в армии рядовым солдатом, а ее поклонник раньше был ее начальником в армии.

Или песня “Не тревожь ты себя, не тревожь”. О девушке, которая ждет своего жениха с фронта. Все песни так или иначе были связаны с войной. Мы эти песни потом пели и в школе на концертах, посвященных военным праздникам.

Про моду

Городская мода в 50-е

Школьной формы не было, носили кто во что горазд. У парней была в моде курточка “американка”, которая состояла из разных вставок. Верх — синий, низ — серый. Наверное, отчасти от того, что материалов не хватало. Мы шили платья сами и надевали их только по праздникам. Да и даже тогда стеснялись их носить: казалось, что если ты в платье, то выставляешь свое “богатство”. Хорошо помню свое пальто, которое купила моя мама. Оно было для мальчика: тяжелое, из грубой ткани. Мальчики носили фуфайки с отцовского плеча.

Готовую одежду продавали очень редко. Был только магазин в деревне, где продавали нестандартную одежду, которое приходилось по-всякому перешивать. Помню, как мама одной одноклассницы привезла форсистые шапочки из санатория с белыми звездами. Мне тоже очень хотелось — мама откуда-то такую шапку мне принесла. Но я не успела ее много поносить, так как приехала в Петрозаводск и обнаружила, что это только в деревне “шик-модерн”. В городе так уже никто не ходил.

Еще один наряд помню, который от сестры достался. Моя сестра Люся попала под машину — на ней было платье из плотно-синего красивого шелка. Платье разрезали в больнице, так как у Люси был перелом руки. Остатки этого шелка достались мне: мама купила черного ситца и мне смастерили передник с пелериной, чтобы закрыть разрез.

Косметика

Понятия о косметике мы не имели, хотя у старшей сестры что-то из косметики было. Помню, как в старшей школе у меня начались подростковые проблемы с кожей. Мама купила мне крем под названием “Угрин”, а бабушка сказала: “Возьми прядь волос, намыль ее и три щеки. Все пройдет”. Осенью, когда я вернулась в школу, одноклассницы стали спрашивать о том, как я избавилась от высыпаний. Секрет бабушки я им не раскрыла. Конечно, кожа у нас не была нежной, как у ангелочков, но и прыщей  не было.

Комплексы по поводу внешности, конечно, были. Я помню, что переживала по поводу своего носа и веснушек. Моя мама, кстати, мазала веснушки лягушечьей икрой по весне. В университете я тоже решилась избавиться от веснушек — студентка-медик дала нам рецепт по избавлению от веснушек. Мы с этой бумажкой пришли в аптеку, где врач удивленно на нас посмотрел: “У вас в рецепте огромная доза ртути”. Тем не менее мазь она нам сделала. Я помню, что она очень сильно жгла лицо, но веснушки действительно прошли, правда, только на время.

Еще одна вещь, которую я узнала в городе, — надо чистить зубы. Мы в деревне, естественно, о таком не слышали. На первом курсе моя одногруппница из города говорит: “Ты, наверное, никогда не чистишь зубы, они у тебя желтые”. Мне стало так стыдно, что я сразу же купила щетку и пасту. Еще один прогресс города — это ногти. Покупаешь пилку и сидишь дома, полируешь.

Что касается других косметических средств: можно было накрасить брови в парикмахерской, купить тушь или даже помаду. Но мы этим не пользовались, так как яркий макияж считался неприличным.

***

Мы разговаривали с бабушкой не один час: о детстве, юношестве, взрослой жизни. Да, многие вещи изменились, но основные человеческие ценности остались неизменными. Ведь самые счастливые воспоминания все связаны с друзьями, семьей и близкими людьми. 

 

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram