Факелоносец Станислав Романов: «Из Москвы я приехал другим человеком»
Интервью

Факелоносец Станислав Романов: «Из Москвы я приехал другим человеком»

Сидя в тихом, мирном Петрозаводске, сложно представить, что война может вмешаться в нашу жизнь. Но именно война кардинально изменила жизнь петрозаводчанина Станислава Романова – нынешнего чемпиона России по стрельбе из лука, призера Кубка Европы и чемпионата мира. Кстати, он пока единственный в Карелии лучник, но сейчас делает все возможное, чтобы в республике появились своя команда и федерация стрельбы из лука. И еще Станислав стал одним из 2014 участников эстафеты олимпийского огня, выбранных компанией Coca-Cola, и 22 октября пронесет олимпийский факел в Карелии.

Это случилось почти 11 лет назад. Станислав проходил срочную службу в батальоне специального назначения ВДВ в Чечне, и перед их группой поставили обычное для войны боевое задание. Они отправились в горы на высоту (среди военных это называется разведывательно-поисковые действия), и там, на высоте, попали в засаду. Стрельба, взрываются фугасы…

Станислав Романов– После одного из взрывов меня и зацепило, – вспоминает Станислав. – Потом еще двое суток парни меня выносили – из веток и плащ-палатки сделали носилки и выносили. Боевики гнались за нами, мы не могли оторваться, делали завалы, отстреливались, а вертолет никак не мог нас забрать – везде деревья, ему просто не опуститься. Только когда вышли на открытый обрыв, вертолет завис и нас смогли поднять на борт. А дальше госпитали…

– Сколько вам было лет?
– Двадцать. И тогда я, конечно, не думал, что это навсегда – считал, что необходимо лишь операцию сделать, найти нужного врача, но увы. Позже ездил в Новосибирский институт, делал операцию, но это оказалось лишь тратой денег. Обращался в немецкие клиники, но там прямо сказали, что такие операции не делают уже пять лет, потому что неэффективный метод лечения. Впрочем, я не оставляю надежды. Недавно видел новости в Интернете – в Израиле прооперировали мужчину, у него только одна голова работала, а сейчас он ходит. Ему вживили какие-то микрочипы, и человек, прежде прикованный к постели и инвалидной коляске, снова стал ходить. У меня спинной мозг не поврежден – поэтому надежда есть. А как без надежды? Я вообще не считаю себя инвалидом – я человек, у которого временно ограничены возможности. И то, мои возможности ограничены только в том, что я не везде могу подняться, а в остальном – голова работает, руки целы.

– Вы никого не вините в том, что случилось?
– Нет, никого не виню. Я, в общем-то, и на тех боевиков не держу ни обиды, ни злости – это война. Глупая, конечно, война, но что поделать?

– Я понимаю, вопрос тяжелый, но как вы справились? Как в 20 лет можно осознать, что жизнь кардинально изменилась, и найти в себе силы полноценно жить дальше?
– Ну сначала, конечно, было тяжело, казалось, жизнь закончилась. Честно. Я вернулся в Петрозаводск и просто жил – ничего не делал, из дома боялся выходить – все же смотрят. Стыдно, что ли, было…

А потом друзья рассказали про Московский гуманитарно-экономический институт – это вуз для людей с ограниченными возможностями здоровья. И я поехал в Москву. Поступил – там абсолютно все предусмотрено для инвалидов, и учиться, конечно, очень удобно, да и с такими же, как ты, понятнее и проще. Когда приехал в Петрозаводск на каникулы после первого курса, я уже был другим человеком и смотрел на мир, город, людей совершенно иными глазами. Я был уверен в себе и в своих силах.

Станислав Романов

– А кто вас поддерживал?
– Конечно, мама. И вот брат все свое свободное время проводит со мной, – Станислав благодарно улыбается брату Дмитрию, который приехал вместе с ним на интервью – без Дмитрия мы бы в кафе не попали. – Друзья помогают и поддерживают. И командир батальона до сих поддерживает – причем сейчас он уже не имеет никакого отношения к армии, но мы очень часто общаемся и он всегда помогает. Настоящий офицер.

– Какое образование вы получили?
– Системный программист. Но работать в Петрозаводске не получается. То есть работу, я думаю, можно найти, но попасть в офис невозможно. К сожалению, в Петрозаводске для инвалидов ничего не приспособлено. Я без посторонней помощи могу попасть только в гипермаркеты. В Европе везде все продумано, и даже в маленькие магазинчики можно проехать без проблем – там чувствуешь себя свободно, запросто можно одному отправиться гулять. Здесь не получается – даже на пешеходных переходах нет пологого спуска. Но я купил машину, и в городе она – мои ноги. А так инвалиды-колясочники предпочитают из дома не выходить.

– Как вы начали стрелять из лука?
– Предложили попробовать, когда учился в институте, и мне понравилось. Так и втянулся. И результаты пришли довольно быстро. На первом чемпионате России взял «бронзу», а сейчас я уже неоднократный чемпион страны. В конце октября поеду на чемпионат мира.

– Выиграете?
– Надеюсь. У нас сильная команда. На Паралимпийских играх в Лондоне наши лучники взяли весь пьедестал.

Станислав Романов

– А здесь нет возможности развивать стрельбу из лука?
– Я как раз и подумал: почему я живу в Карелии, а выступаю за Москву? Надо организовать здесь федерацию стрельбы из лука, чем я сейчас и занимаюсь. И получил поддержку с совершенно неожиданной стороны. Обо мне случайно узнал бывший глава Карелии Андрей Витальевич Нелидов, сам меня нашел и сейчас во всем помогает. Я уже встречался с министром спорта Александром Михайловичем Вороновым по поводу организации федерации стрельбы из лука, у меня есть крепкие ребята, которые только и ждут, когда можно будет приступить к тренировкам. И мы даже замахнулись: не провести ли чемпионат России в Кижах?

– А что нужно для того, чтобы начать тренироваться? Вы в Петрозаводске тренируетесь?
– Пока нет возможности – зимой нужен зал метров 20, а летом подойдет поле 100×100 – и это будет шикарно. Нужны деньги на приобретение луков, стрел, мишеней. Но я со своим тренером уже договорился – если удастся создать федерацию, то он будет тренировать здесь и меня, и других ребят. В его отсутствие я буду тренировать.

– Вы планируете тренировать только людей с ограниченными возможностями здоровья?
– Пока – да, а дальше посмотрим. Просто со здоровыми тяжелее. Кстати, в Карелии вообще нет паралимпийских видов спорта – я первый.

– А снаряжение лучника – дорогое удовольствие?
– В общем, да. Блочный лук, из которого я стреляю, в полном сборе стоит около 240 тысяч рублей. Одна стрела стоит 1000 рублей, в комплекте 6 стрел. Плюс наконечники, перья.

– Это вообще тонкая наука – стрельба из лука?
– Это борьба с самим собой, а не с соперником. Как ты будешь себя чувствовать, как настроишь себя – так и будешь стрелять. Ну и важна, конечно, техника – без техники нет стрельбы. Если думаешь о «десятке» – никогда не попадешь.

– А о чем тогда надо думать?
– Надо продумать все, что ты будешь делать, как левая рука стоит, как правая – если все делаешь правильно, то стрела сама улетит в заветный желтый кружок. Никто же не торопит – на шесть стрел дается 2 минуты, это очень много.

– А у здоровых спортсменов?
– То же самое. Вообще в стрельбе из лука человек с ограниченными возможностями может соревноваться на равных со здоровыми спортсменами. Я в Москве участвовал в чемпионате «Динамо» и занял второе место.

– Не хотели бы попробовать посоревноваться со здоровыми спортсменами на чемпионате России, а то и мира?
– Тут придется ехать за свой счет, да и никто не станет специально заботиться об удобном транспорте, гостиницах. А так, конечно, хотелось бы выполнить мастера спорта международного класса среди здоровых.

– Как думаете, смогли бы?
– Думаю, да. У здоровых спортсменов мандраж еще сильнее – они смотрят: инвалид, как это я инвалиду вдруг проиграю? А мне все равно – я просто стреляю.

– А как у вас с личной жизнью?
– Есть девушка, возможно, даже свадьба скоро будет. Но официального предложения я пока не делал – деньги коплю на свадьбу, ведь все должно быть шикарно.

– А с девушкой познакомились уже после армии?
– Мы учились в одном классе, и я с пятого класса в нее влюблен.

– Да вы что? И все эти годы вместе?
– Нет. В школе я ее за косички дергал – ну, обычные ухаживания мальчишек. И следил за ней, как бы незаметно провожал до дома. Я не смел подойти: как так – красавица и Шрек. Потом мы встретились в 2008 году, и я в этой своей коляске очень испугался. Сбежал, можно сказать. Но мы снова встретились – и с тех пор вместе. Она спрашивала, почему я в школе к ней не подошел, а потом сама рассудила: если бы мы стали встречаться в школе, то, скорее всего, уже разошлись и нашего настоящего не было.

– Девушка вас поддерживает?
– Да, всегда и во всем. Мне иногда даже неудобно – так часто она говорит, что я у нее самый лучший.

– Гордится, что вы понесете факел с олимпийским огнем?
– Конечно. Да и я горжусь – даже ради этого пропускаю сборы перед чемпионатом мира.

– Кстати, как вы попали в число 2014 факелоносцев от Coca-Cola?
– Очень просто – увидел рекламу по телевизору, зашел на сайт, написал свою историю, и летом мне позвонили. Никаких официальных списков не было, поэтому я всерьез не воспринял, но недавно мне снова позвонили, прикрепили ко мне чуть ли не личного менеджера и после опубликовали списки. Тогда поверил.

– Вы намерены участвовать в Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро?
– Туда отбор начнется только через год. Но я, конечно, буду стараться попасть в сборную.

Анастасия Вайник

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings