Интервью

Замуж за иорданца: петрозаводчанка Оксана рассказала свою историю любви, которой можно только позавидовать

свадьба
Фото: Анастасия Веселова

Айман Альмададха из Иордании и Оксана Седлецкая познакомились в Петрозаводске по воле случая. Он студент медицинского факультета, она работала юристом. На дискотеку, где произошло знакомство, он и не очень-то хотел идти. А получилось, что тот вечер стал судьбоносным — недавно пара расписалась. Мы пообщались с Оксаной, узнали ее романтическую историю и задали самый главный вопрос: «Чем иорданские мужчины отличаются от русских?». Читаем!

Мы познакомились на концерте в «Луми» в 2017 году. Там тогда была какая-то дискотека 90-х. У меня были куплены билеты, а ему кто-то эти билеты дал. Айман не очень хотел идти, даже думал билеты кому-то отдать, но не получилось, и он пошел с другом и его девушкой. Там еще артисты задержались, не приехали из Москвы. Друзья Аймана разошлись, и он остался один, к тому же с разряженным телефоном. Хотел вызвать такси и попросил у моих подружек телефон. А я как раз была на своей машине и предложила его подвезти. В благодарность он угостил нас с подругами кофе, но тогда мы даже не обменялись телефонами. И он постеснялся, и я подумала, что просто подвезла человека. Но почему-то сказала ему на прощание: «Если будет суждено, то мы где-нибудь пересечемся». Спустя неделю мы встретились в кафе. Я была на корпоративе, а он на дне рождения. Тогда обменялись телефонами и больше уже не расставались.

Фото: из личного архива

До знакомства в 2017 году я увидела рекламу по телевизору, где Сати Казанова приглашала всех на Красное море, в Иорданию. Там еще такая музыка была красивая. Я ее очень хорошо запомнила и тогда еще думала: «Какая красивая страна, побывать бы там». Но кому рассказываю про эту рекламу, никто ее не помнит. Такое ощущение, что я ее только видела. Вот такое совпадение интересное получилось.

Чем отличается иорданец от русского? Отношением к женщине. Он постоянно мне целует руки, заботится обо мне по-особенному. Более уважительное отношение к женщинам, их почитание. У иорданцев семья на первом месте. Здесь мы с ним совпали. И семьи наши похожи. Запомнилось, как он мне подарил на 14 февраля 51 розу спустя пару месяцев после нашего знакомства. Прислал мне эти цветы на работу. Я была в таком шоке...

Как он сделал мне предложение? Мы катались по ночному городу, на улице никого не было. И тут он резко остановил машину на пустой дороге и спрашивает меня: «Ты выйдешь за меня замуж?» Я не ожидала. Но сразу же ответила: «Да!» На следующий день он уже сделал мне предложение на набережной с кольцом. Для них это очень важный и осознанный шаг, на всю жизнь. Позже оказалось, что он, перед тем как сделать мне предложение, поговорил с моим папой. Я об этом не знала, мне было это очень приятно. И со своими родителями он тоже это обсудил. Поговорив со всеми, он уже мне сделал предложение.

Фото: Анастасия Веселова

Айман учится в Петрозаводске на медика в общей сложности уже 7 лет. Сейчас он уже на финишной прямой — скоро сдает ГОСы. Группа Аймана — первые иорданские студенты, которые приехали учиться в Петрозаводск 7 лет назад. Их выпуск будет самый первый, когда будет вручение дипломов. Их было 40 человек. Для Аймана — это как вторая семья. 7 лет они живут рядом, друг другу помогают. Появились здесь и русские друзья. Конечно, за это время Айман прекрасно выучил язык и свободно на нем говорит.

Специализация моего мужа — хирургия. В Петрозаводске очень хорошее преподавание и сильная практика. Дают подступиться к человеку уже на первых этапах обучения, непосредственно контактировать с пациентами. В Иордании такой практики нет. Мотивация — стать классным специалистом.

Про Петрозаводск Айман узнал случайно. Он мало что о Карелии знал. Когда ему сказали, что здесь погода может быть в районе минус 25, то он не поверил сперва, так как в Иордании отпускают домой, когда на улице минус 1. Они приехали сюда без теплых курток, и пришлось всё это экстренно все покупать. Айман любит теплую погоду, и я тоже плохо переношу холода. Я солнцезависимый человек на 100%.

Мы уже расписались в октябре, но решили сыграть красивую свадьбу летом. И пандемия мешала, и погоды хорошей хотелось. Здорово, что он дал мне время побыть невестой. На свадьбе будет моя родня и его друзья — всего 109 человек. На свадьбе мы решили миксовать традиции. После церемонии будет иорданская программа с национальным барабаном, а еще мы приготовим каравай. Кстати, иорданцы как мусульмане не пьют алкоголь, так что часть столов будет без него. На платье я остановилась классическом — молочного цвета.

Родителей Аймана на свадьбе, увы, не будет — пандемия. Но с ними мы знакомы. Сначала долгое время общались по видеосвязи, а в 2019 году успели съездить в Иорданию лично. Там безумно все гостеприимные, дружелюбные люди. Все тебя хотят накормить. Еда у них, кстати, безумно вкусная. Так получилось, что мы попали еще на семейный праздник и познакомились с большим количеством родственников, не только родителей. И сейчас мы до сих пор общаемся, переписываемся.

Мои родители тоже хорошо отнеслись к Айману, я их быстро познакомила, и они сошлись. Иордания — страна, о который мы мало что знаем. Айман много рассказывает о ней моим близким, им было очень интересно.

Фото: Анастасия Веселова

В Иордании роль религии, конечно, сильна. Но вопросов веры передо мной никто не ставил. Таких браков много в Иордании. Мой муж считает, что нельзя просто принимать чужую веру из-за того, что твой партнер — мусульманин. Девушка сама может сделать такой выбор и принять решение.

Конечно, мы обсуждаем наше будущее. Айман должен будет год отучиться в Иордании, подтвердить диплом. А после мы можем жить где хотим, рассматриваем даже Европу. У меня не стоит вопрос о том, куда ехать. Вопрос только в том — с кем. Если я выхожу замуж, то буду сопровождать мужа в те места, где он будет работать, естественно. Что касается своей профессиональной реализации, то тут буду смотреть от места. Например, я очень люблю печь торты. Наверное, не пропаду. Я считаю, что главная роль женщины — это быть мамой. Айман согласен со мной. Мы хотим 5 детей, не меньше. Уже придумываем имена. Договорились, что я буду придумывать девочкам, а он — мальчикам. В Иордании очень большие семьи, они очень любят детей. Кстати, интересный факт — в Иордании нет отчества, как у нас.

Фото: Анастасия Веселова

Иордания — не очень понятная для нас страна, но очень красивая и колоритная. Есть много предрассудков и мифов, но я лично не нашла им подтверждения. Мусульманские страны бывают разные, Иордания — достаточно открытая страна. Это как православие в России — многие причисляют себя к этой религии, но все традиции не соблюдают. Между нами, конечно, есть разница в менталитете, но мы сильно с ним совпали по жизненным ценностям. И это главное.

Яркая Карелия в нашем Instagram