Личный опыт

Что не так с российским югом и почему ехать туда отдыхать можно лишь в крайнем случае

море

В этом году я снова побывала на побережье Черного моря в поселке Джубга. Есть возможность жить у знакомых бесплатно. Правда, если несколько лет назад для меня многое было в диковинку (дитя севера, сами понимаете), то в этом году почему-то особенно остро воспринималось всё, что происходило вокруг. Размышляла, жалела, критиковала и негодовала. И решила непременно написать, что же не так на самом деле с этим нашим российским югом и почему поездка сюда для многих допустима лишь в крайнем случае...

Сдам жилье!

Сразу оговорюсь, что я нисколько не умаляю прелести моря — оно прекрасно. Теплый южный ветер, волны, вокруг зелень и фрукты-ягоды. Но очень обидно, что эти места редко приспособлены для того, чтобы ими наслаждаться.

Чтобы дойти до пляжа, нужно обойти целый квартал непонятного вида построек. Узкие улицы, постоянно протискиваются машины, мусор, вонь, духота. Местные не только живут здесь, но и сдают комнаты туристам: все эти надстроечки, мансардочки, пристроечки и другие непонятного вида сооружения сдаются от 300-600 рублей в сутки на человека. Да, есть и гостиницы, но частный «разношерстный» сектор оккупировал практически всё побережье.

В пяти метрах — местная река с «душком». Она вытекает прямиком туда, где барахтаются на волнах счастливые отдыхающие. Прокуратура в декабре 2020 года обязала местную администрацию отремонтировать глубоководные выпуски, которые оказались поврежденными. Только, сдается мне, нечистоты уже стали частью местного ландшафта, как и сама «река-вонючка».

Шезлонги: час — 50, день — 200 рублей

Именно столько приходится ежедневно отдавать туристам, которые не хотят таскать с собой пледы и зонты. Если раньше платные лежаки небольшим рядком стояли вдоль стен кафе, то сейчас они занимают практически весь центральный пляж. И всем, кто не хочет платить, остается стелить полотенце у самой кромки. Лежаки стоят полупустые, а «свободная» часть пляжа похожа на муравейник.

место для курения

По уму даже сделали зоны для курения. Только найти курильщиков, которые дымят где попало, легче легкого. Одному я даже сделала замечание, когда он после закопал (словно бездомный кот, справивший нужду) окурок рядом с нами. Ответил, что отнесет его потом в урну. Ну да, как же! Гордо встал, подхватил жену под руку и удалился, хлюпая шлепками.

Полицию замечала тут всего пару раз за месяц. Несмотря на несколько вышек для спасателей, ни разу на них никого не видела. Сами спасатели сидят внизу и взимают плату за пользование батутом (100 рублей за 15 минут). Но круги для спасения утопающих, надо отметить, стоят везде.

Пляжные развлечения

плетение косичек

Косички в этом году плетут на каждом шагу. Только самый ленивый не заплел в этом сезоне себе на голове разноцветное гнездо. Плетут косы темнокожие девушки (у многих рядом стоят коляски с младенцами). Когда узнала цену, была шокирована: заплести косы шестилетней девочке — 2000 рублей.

тумбаюбма

Тут же по традиции ходят аборигены племени тумба-юмба, пытаясь каждого закинуть на перекладину. Юбки, бусы, задорные песни прилагаются. Но надо отдать им должное, сильно не докучают.

А рядом вершина южного сервиса — массаж на пляже! И желающих хоть отбавляй. Кушетка, которая протирается тряпочкой, дает возможность всем смотреть, как мнут твои телеса, и цена в 1500 рублей за час — как в лучших салонах Петрозаводска. Но мастера, говорят, умелые, так что, может, оно того и стоит, не пробовала.

Тут же пробегают мимо фотографы в одинаковых футболках. За два дня один и тот же парень предложил мне сфотографироваться пять раз. Сказал, что не отстанет, пока не соглашусь. Только я абсолютно не готова платить кому-то за то, что он нажмет кнопку, а потом принесет мне размазанную фотографию в пластмассовой рамочке за 500 рублей.

Кстати, два года назад в Джубге мне уже приходилось отбиваться от похожей услуги. Мы с ребенком тогда пошли в местный контактный зоопарк. За мной по всему комплексу бегал парень с рептилией на руках и предлагал сделать классный кадр.

«Ну когда вы еще сможете сфотографироваться с крокодилом?!» — спрашивал он меня. А я бежала и орала, что боюсь их до жути. На третий круг пришлось рявкнуть капитально. Помогло.

Зареклась после этого ходить в контактные зоопарки. До сих пор помню маленькие стеклянные глазки этой рептилии, у которой перемотана пасть скотчем и которого держали в розовом тазу... Тогда фотограф пытался вызвать мою жалость словами о том, что им нужно зарабатывать. Но для меня нет оправданий жестокому обращению с животными.

Кабинки для переодевания

В первые дни нашего приезда они стояли настолько близко к лестницам, что всем, кто идет наверху, открывался чудесный вид. С одной стороны — попы у всех одинаковые (так любит говорить одна моя родственница), с другой — в Турции такой подход вряд ли бы оценили. К счастью, спустя неделю кто-то все же, видимо, пожаловался, и их перенесли чуть дальше.

Вход в эту кабинку — отдельное испытание для обоняния. Кому-то не хочется платить 30 рублей за туалет, а кому-то и вовсе нравится здесь пополнять свой список «экстремальных мест для секса». Одну такую парочку мы ждали минут 15, как и их десятилетний сын, смущенно стоявший рядом, охраняя сумку с вещами. И почему-то именно мне было неловко, что ребенок стал участником этого непотребства, а не его родителям.

А что покушать?

К слову, в том же Дивноморском хорошие столовые, где можно поесть вкусную и полезную еду по приемлемой цене. Здесь же, как и десять лет назад, продают на каждом углу жаренные в прогорклом масле пирожки, шаурму, чебуреки. О том, что весь мир давно уже старается беречь свою печень, никто не слышал. Те немногочисленные столовые, которые есть, оставляют желать лучшего. Я выбросила «деревянную» картошку и попросила вернуть деньги за рулеты из скисших баклажанов. Ситуацию спасают лишь сухофрукты и вареная кукуруза, тут они вкусные!

Иногда кажется, что время здесь остановилось и местные предприниматели просто не хотят что-либо менять. А ведь если сервис будет лучше, спрос тоже... Правда, здесь очень много тех, кто просто приезжает на заработки на летний сезон. Может, в этом проблема такого сервиса? Урвать, ухватить, продать без оглядки и уехать.

Даже тот факт, что еда покупается ребенку, никого не останавливает. Нам продали стакан шелковицы за 120 рублей. Кто не в курсе, эта ягода у многих во дворе просто валяется под ногами. Но для нас она непривычна, поэтому было не жалко и купить. Правда, лишь до того момента, когда выяснилось, что под пятью верхними ягодами — плесень и скисшее месиво. Даже не извинились. Молча протянули другой стакан, но я потребовала вернуть деньги.

Ребенок очень просил сладкую вату (100 рублей), ведь тележка с ней каждый день мелькала перед глазами на пляже. Но знакомый сказал: не вздумайте, видел, как парень мыл ее после рабочего дня в речке... той самой «вонючке». Стаканчик вареных креветок — от 400 рублей. Кукуруза — от 60 до 100 рублей, в зависимости от места покупки. Чурчхела — от 80 рублей за штуку.

Достопримечательности

В Джубге один из самых больших плиточных дольменов на Кавказе, находится на территории санатория. Раньше мы просто проходили мимо него по дороге к морю, смотреть там особо не на что. Но тем, кто приехал впервые, конечно, хочется. В этом году дорогу к дольмену нам перегородил охранник, сказав, что теперь проход к нему стоит 100 рублей. Незнающие, конечно, платят, хотя можно обойти шлагбаум с другой стороны и посмотреть его бесплатно.

квас

И вот смотрела я на всё это, кусала губы и понимала, что ни один нормальный турист не захочет возвращаться в Джубгу, побывав здесь раз (такие как мы, у кого есть бесплатное жилье, не в счет). Сначала злилась. Но после того, как поселок затопило из-за ливней и у местных пришли в непригодность машины, техника, одежда, уплыл в море весь товар, смыло до основания многие кафе, я поняла, почему эти люди всё время пытаются урвать как можно больше. Они живут одним днем.

Мы уезжаем, третий раз уже смывает наш бизнес, надоело, — услышала я разговор двух женщин.

Во время беды люди как-то сплачиваются, становятся добрее, что ли. Так думала я, когда увидела всю разруху после потопа. Но после кружки кваса, купленного в местном уцелевшем ларьке, когда бежала до дома с регидроном в кулаке мимо речки-вонючки, водой из которой мой квас, видимо, оперативно с утра и разбавили, поняла, что нет... этот юг ничего не изменит.

Яркая Карелия в нашем Instagram