Личный опыт

«Если хочешь, чтобы мужчина носил за тобой сумку, выбирай русского»

Русская женщина, вышедшая замуж за иностранца, – этим сегодня никого не удивишь. А вот иностранка, отважившаяся на брак с русским мужчиной, – явление, мягко говоря, нераспространенное. «Губернiя Daily» встретилась с «декабристками», которые не побоялись последовать за своими мужьями в загадочную Россию.

«Не могу без него»

2 чехи

Алексей и Яна Гулюшкины познакомились в Питере, куда Яна приехала изучать русский язык вместе с другими студентами из Чехии. Их должны были поселить в общежитии для иностранцев, но мест не хватило. Поэтому Яну с друзьями отправили в Петергоф, в общагу для физиков и математиков. Там она и познакомилась с Алексеем.

– У нас в Чехии все думают, что русские пьют водку прямо из горла, – смеется Яна. – Мы с друзьями тоже хотели так попробовать. И Леша увидел, как мы это делаем. Таким вот было его первое впечатление обо мне. Нас удивило, какие русские студенты гостеприимные. В Чехии в общаге с тобой будут здороваться, но в гости не позовут. Нас же соседи сразу к себе позвали, поили чаем, угощали. Леша жил в соседней комнате, мы много общались. Может, поэтому все и получилось у нас.

Само общежитие шокировало Яну. Девушка объясняет: сейчас его отремонтировали и привели в порядок, но три года назад это был кошмар. Все ободрано, по стенам тараканы бегают. Когда Яна с друзьями зашли в свою комнату, то увидели двери на кроватях.

– Мы их вынесли, – вспоминает Яна. – Девочки из соседней комнаты удивлялись, почему двери нам не нужны. Потом оказалось, что там такие продавленные кровати, что, если ничего не положить, ты провалишься.

Первое время Яна с трудом говорила на русском. Так что философские вопросы они с Алексеем не обсуждали, довольствовались простыми темами. Когда Яну перевели в другое общежитие, они продолжили встречаться, много гуляли вместе. Отучившись два семестра, девушка вернулась в Чехию. Между ребятами завязалась переписка, пару раз Яна приезжала в Россию.

– Когда тут училась, нам было друг с другом хорошо, – рассуждает Яна, – но было понятно, что я уеду и вряд ли что-то дальше будет. А потом поняла, что не могу без него. У Леши тогда не было загранпаспорта, поэтому я к нему приезжала раз в два месяца. Было тяжело, ведь я же была студентка без денег. Да и все эти формальности, связанные с получением визы, очень утомляли. Зато была романтика.

Предрассудки

Яна признается: у чехов сложное отношение к русским. Отчасти это связано с событиями 1968 года, когда русские танки вошли в Прагу. Чехи до сих пор чувствуют себя обманутыми. К тому же в Чехии сейчас живет большое количество русских эмигрантов, многие из них богатые и кичатся своими деньгами. Отец Яны очень настороженно отнесся даже к желанию дочери изучать русский язык. А уж что было, когда родители узнали, что дочь встречается с русским! Но «образумить» Яну они не смогли.

На пятом курсе чешские студенты могут писать диплом дистанционно, находясь в любой точке мира. Яна при первой же возможности вернулась в Россию. Год назад она вышла замуж за Алексея.

– Свадьба у нас была в русско-чешских традициях, – вспоминает Алексей. – И все гости друг другу удивлялись. Родители Яны привезли четыре коробки сладких печенюшек и раздавали их всем гостям в конце праздника. В Чехии принято так делать, а для нас это было непривычно. Янины же родители удивлялись тому, что все наши люди произносят за столом тосты и очень много фотографируются.

– Мои родители полюбили Лешу, – добавляет Яна. – Пока они его не видели, не принимали. А как он приехал к нам в гости и они увидели нас вместе, все стало хорошо. У меня самой было много предрассудков, когда я приехала в Россию. Но теперь их нет. Как так получилось? Ну у меня же супермуж! К тому же мы похожи. Мы оба такие, как бы это сказать, деревенщины. Я сама родом из небольшой деревни, расположенной недалеко от Карловых Вар. А Леша – из Воломы.

1294988483_zhena1

Яна признается: ее муж – не такой, как все, поэтому ей сложно судить о том, чем русские мужчины отличаются от чехов. А вот русские женщины кажутся ей очень красивыми. Они умеют следить за собой, одеваться. В Чехии женщины – сторонницы феминистических взглядов, носят обувь без каблуков и предпочитают не краситься.

– Открывают ли наши мужчины женщинам дверь? О, это сложный вопрос, – признается Яна. – Не помню, вроде бы финки так говорят: если хочешь, чтобы мужчина носил за тобой сумку, – выходи замуж за русского. Европейские мужчины, может, дверь и откроют, а вот сумку за тобой точно не понесут. И в транспорте у нас уступают место только пожилым женщинам. Если молодой чешке уступят место, она обидится.

Одним из главных удивлений для Яны стал образ жизни родителей ее мужа. Девушка объясняет: хоть она и сама из деревни, у них есть все, что необходимо для жизни. И дороги отремонтированы везде, а не только на подъезде к деревне. А в Воломе только одна нормальная дорога – та, которая вела к деревне.

– Но мне все равно жалко уезжать из России. Чехия – это мой дом, но в России мне интересно, — говорит Яна, — Мне тут многое мешает: мусор, поведение людей. К примеру, я была на почте недавно и там такие неприятные женщины сидят «в окошке», они даже не улыбаются. И в магазине на тебя не обращают внимания. Но, несмотря ни на что, я все равно обязательно хочу вернуться в Россию! Тут какая-то особая свобода. Тут всем все равно.

Деревенская романтика

«Подпольное» домашнее прозвище американки Бетси – Бася. Вот уже год она с мужем Павлом живет в деревне Ведлозеро в 100 километрах от Петрозаводска. Бетси выросла в штате Огайо. Но, как признается американка, она никогда не любила больших городов и с легкостью променяла комфортную жизнь в Америке на русскую глубинку.

Павла и Бетси Притуп тоже свела вместе университетская жизнь. Павел родом из Сибири, но образование он получил в Америке: поехал в гости к друзьям, решил попробовать поступить в колледж. И неожиданно у него все получилось! Павел окончил колледж, получил магистерскую степень в области экономического развития международных отношений. Бетси изучала в университете русскую историю. До встречи с Павлом она один раз была в Москве, однако за три недели пребывания в столице России загадочную русскую душу постичь не смогла. DSC04588– Фактически я был первым русским, которого она близко узнала и за которого вышла замуж, – смеется Павел. – Бетси я увидел на университетской лужайке. И сердце у меня екнуло. Но когда я подошел в первый раз, то общался только с ее подругой. Она мне буквально все знакомство испортила.

– Да, я ведь была тихой подругой, – добавляет Бетси. – Павел был уже почти американец, так что мои родители его очень хорошо приняли. Но они, наверное, не думали, что мы решим вернуться в Россию. Им сейчас очень грустно.

Двое первых сыновей Бетси и Павла родились в Америке. Они свободно говорят и на русском, и на английском. Причем мальчики инстинктивно чувствуют, на каком языке надо разговаривать с мамой, а на каком – с папой. Младший же сын Миша появился на свет уже в России. Как признается Павел, решение вернуться на родину зрело в нем долго. С одной стороны, он сумел осуществить мечту многих русских – уехал в Америку и там «хорошо устроился». С другой стороны, перед глазами у Павла были примеры его земляков, которые в погоне за американской мечтой уезжали в Штаты, а потом всю жизнь мечтали вернуться в Россию.

Возвращение

DSC04587

– Я понимал: чем быстрее это произойдет, тем лучше, – говорит Павел. – А то начинаешь пускать корни и переезжать уже сложнее. Вроде и деньги есть, и желание. Но детей вырвать из страны уже сложнее. Нам это удалось. Но я не зарекаюсь и не говорю, что больше мы никогда не вернемся в Америку. Надо жить сегодняшним днем. Сейчас мы здесь – и это главное.

По словам Павла, он быстро потерял интерес к работе в офисе. Одно время он работал в магазине. Из дома до работы ему приходилось добираться километров пятнадцать. Путь пролегал через коммуну американцев, которые пропагандировали возврат к истокам. Они вспахивали поля, ездили на лошадях и чувствовали себя счастливыми.

– Я смотрел на них и понимал: я полдня провожу в четырех стенах в своем магазине, – объясняет Павел, – а в это время люди смотрят, как всходит и заходит солнце.

Еще в Америке Павел полюбил работать с деревом. Он смеется: сначала чуть печником не стал, а потом понял, что деревом заниматься интересно. Поэтому в России он целенаправленно искал лесной регион. Из Интернета Павел узнал о том, что есть такая республика – Карелия, а в ней – деревня Кинерма. Туда-то Павел с семьей и решили переехать. Но с жильем не сложилось. Павлу предложили купить дом в Ведлозере. Он посмотрел дом и согласился.

– Когда я первый раз сюда приехала, день был мрачный и облачный, – рассказывает Бетси, – но мне все равно показалось, что в Ведлозере очень красиво. Таких домов, как наш, я раньше никогда не видела. Это изба. Тут прямо как в сказке. Особенно мне нравится печь. На ней я готовлю, хотя карельские блюда у меня еще не получаются. Суп и мясо варю, а вот калитки не выходят. Правда, туалет у нас на улице. Думаю, моя мама к нам в гости не приедет, пока мы туалет в доме не обустроим.

Арахисовое масло

Не обошлось и без трудностей. Однажды семья чуть не угорела, потому что Павел еще не разобрался, как правильно топить печь.

– Нам очень помогают соседи, – смеется Бетси. – Они нас всему учат. Я только выйду в огород – они мне сразу кричат: «Вы же неправильно все делаете!» Я сейчас много ошибаюсь. Для меня до сих пор самое сложное в России – знакомиться с людьми. Американцы очень приветливые, но они близко к себе не подпускают. Ваши люди другие. 1 американцы

– А есть ли вещи, по которым вы скучаете?

– О, мне не хватает арахисового масла. Еще в Америке я готовила много блюд итальянской кухни. Тут нет таких продуктов. Зато в деревне все натуральное. Мы и творог, и молоко покупаем у соседей. В Америке это запрещено, там фермеры молоко должны сдавать на завод. А в Канаде нельзя даже пить молоко, которое дает твоя корова. Еще мне очень нравятся ягоды, которые здесь растут в лесу: черника, клюква, брусника. Они замечательные! В Америке эти ягоды тоже есть, но их выращивают искусственно и они не такие вкусные.

Сейчас Павел занят собственным делом. Он хочет организовать бизнес по строительству домов из натуральных природных материалов. Павел заметил: в России засилье искусственных материалов. В Америке люди уже «переболели» ламинатом и пластиковыми окнами и предпочитают натуральное дерево. Павел уже закончил сооружать мастерскую и теперь ждет заказов. Пока что люди только несмело интересуются, что это за дома такие – из натуральных материалов и сколько все стоит. Но Павел и не рассчитывал на мгновенный результат.

– А не боитесь, что в деревне вам наскучит? – спрашиваем.
– По-моему, людям, которым скучно жить в деревне, скучно везде.
– К тому же сейчас мы всему учимся и нам все очень интересно, – добавляет Бетси.

DSC04596
По материалам статьи, вышедшей в газете «Карельская Губернiя» в 2010 году 
Яркая Карелия в нашем Instagram