Личный опыт

«Если я сажусь за пианино, меня начинает трясти». Учительница рассказала, как «музыкалка» в детстве сломала ей психику

красивая, девушка, стройная, окно
фото: instagram.com/tvoya.uchilka

Учительница английского языка из Петербурга рассказала у себя в соцсети, как музыкальная школа нанесла непоправимый вред ее психике в детстве. Несмотря на то, что у нее были все задатки будущей пианистки, во время обучения она, маленькая девочка, жутко страдала и потом никогда больше не садилась за инструмент. Родители, следите, чтобы ваших детей не заучили вусмерть!

Меня отдали в музыкалку в 6 лет, потому что я изъявила желание «играть на пиванине» и с детства была очень музыкальным и артистичным ребенком, выступавшим буквально во всех номерах в садике. Я пошла туда, поскольку хотела заниматься музыкой, а не потому что за меня это кто-то решил. Это я отчетливо помню.

Помню, как для шестилетней меня  папа и еще пять его здоровенных друзей затаскивали пианино на пятый этаж, а я стояла на лестничной клетке, звонко хохотала и кричала: «Ну! Еще чуть-чуть! Я вам потом так-о-о-о-е сыграю!» и на полном серьезе одним пальцем тыкала «Мурку».

Первый год обучения был прекрасен, потому что не было ни экзаменов, ни дополнительных дисциплин. Только фортепиано и милые песенки про котиков. У меня была такая красивая папка для нот и голубой нотный сборник, на котором было нарисовано улыбающееся солнце. Я занималась с удовольствием.

Преподавательнице было лет 40 (+), у нее всегда был с собой невероятный ворох нот, который она раскладывала в каком-то своем сумасшедшем порядке по роялю, у нее был громкий голос и вечно хмурые брови. Я ее не боялась, скорее благоговела. Первый класс обозначал официальное начало музыкального образования, когда у тебя начинаются сольфеджио, хор и другие второстепенные дисциплины типа аккомпанемента и ансамбля. Всё шло хорошо, у меня явно был талант, и я быстро схватывала.

Ко второму классу, когда преподша поняла, что получается у меня отлично, она начала давать мне сложные произведения, желая «взрастить музыкального гения», и таскать меня по конкурсам. Я начала перегорать. Когда тебе нужно учить шесть произведений в четверти вместо двух — это тяжело. Особенно когда тебе восемь. Тогда она начала заставлять меня приходить во внеурочное время, чтобы «хочу видеть, что ты тренируешься, а не отлыниваешь». Я приходила, она закрывала меня в соседнем кабинете, и я играла по три часа какие-нибудь три несчастных такта. Если я не играла, она стучала в стену.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от привет, я настя (@tvoya.uchilka)

Мне казалось, что это всё в порядке вещей и все так ходят. Спойлер — нет. Когда я пожаловалась родителям, и они уточнили у нее, нормально ли это, она сказала, что я преувеличиваю и просто ленюсь. Я ленилась, да. Но мне было 8.

А потом были еще шесть лет, в течение которых она сильно била меня по спине (чтобы «корректировать осанку»), держала за волосы (чтобы «сильно не наклонялась»), резала мне канцелярскими ножницами ногти под мясо (чтобы «не цокали»). Как она на меня кричала, нет смысла рассказывать. Иногда мне казалось, что мои уши просто не выдержат и упадут с обеих сторон прямо под рояль. Я плакала, она орала. Я плакала еще сильнее. Она орала еще сильнее. Тогда я поняла, что если не плакать, то и орать будут поменьше.

Однажды ее не устроила моя игра, и она со злости хлопнула крышкой старого пианино прямо во время того, когда мои руки были на клавиатуре — я не успела убрать. Сломан мизинец (я никому не сказала, он опух, я не могла им играть, он весь искривился). Она держала меня в кабинете по четыре часа. Я приходила после школы и не всегда успевала поесть. Как-то раз моя бабушка увидела, как я плетусь с музыкалки в семь вечера, рыдаю. Выскочила, сгребла меня в охапку и устроила адский разнос той преподше. Я жалела, что она это сделала. Потому что потом, чуть что, мне она говорила: «Беги бабуле пожалуйся еще».

Я окончила школу. На выпускном она уговаривала меня остаться, поступать в Римского-Корсакова. Я поблагодарила и ушла. С тех пор я не сажусь за пианино, а если сажусь, то меня начинает трясти и подкатывают слезы. Мне нравится музыка, я умею слышать и подбирать разные вещи. Мне больно, что так вышло, но я не могу.

Мечтаю купить себе классное электронное пианино в свою уютную квартиру, чтобы выбить всю эту боль. Играть на нем джаз и пить вино. Но пока не могу.

Яркая Карелия в нашем Instagram