Личный опыт

Как поставить в провинциальном городе собственную пьесу и не сойти с ума

Знакомьтесь, кто ещё не в курсе — Юрий Максимов. Актер театра «Творческая мастерская», драматург, режиссер, идейный вдохновитель актерского Содружества «А». Пока театральная общественность обсуждает его последнюю постановку — спектакль «Дорин Палмер», мы пытаемся понять, каково это, своими силами, без поддержки какого-либо официального театра,  ставить свои пьесы в провинциальном городе, не обремененном лишними деньгами. И все оказывается совсем не так, как можно было предположить.

Об упрямстве и любви

Вместо шумной театральной  компании — сам Юра с женой Леной, вместо  репетиционного зала — тихое кафе в Доме актера. Ещё минуту назад казалось очевидным  -  для того чтобы дать сценическую жизнь собственной пьесе, нужны нечеловеческое упрямство и такая же энергия.

— Если посмотреть на всех людей, которые смогли реализовать какие-то проекты, то упрямство найдется, дай бог, у половины из них,  – возражает мне Юрий Максимов. — Оно, конечно, не помешает. Но главное — это только любовь к ближнему, ко всем, с кем ты делаешь какое-то дело. Без любви ничего не получится.

Ну, ладно, любовь так любовь. Вот только какое отношение имеют тонкие чувства к необходимости организовывать самого себя и множество людей для сложного дела с негарантированным результатом?

О том, как написать пьесу

Ничего сложного. Для начала  надо купить дачу. Потом найти на ней подшивку старых журналов «Сельская молодежь» за 1972 год. И читать, пока не наткнешься на малоизвестный рассказ Дональда Уэстлейка. В принципе мог быть и какой-нибудь другой, но зацепил именно этот. Первый вариант пьесы родился быстро — сотворение «Дорин Палмер» заняло ровно  семь дней — с 6 по 12 сентября 2013 года. За появление третьего персонажа и вольную интерпретацию автор готов ответить лично.

— От первоисточника остались только два  имени  и идея – любовь героя к выдуманной им женщине и готовность пойти на казнь за её убийство. Характеры и мотивация героев в моей пьесе совсем другие.

О роли критики в жизни автора

Читать свою пьесу надо много, часто и тем, кто точно не будет хвалить.  Похвала на этой стадии — это остановка развития. Так пьеса до сцены может и не дожить. Своими слушателями Юрий остался доволен:

— Читаю дяде Мите (актер театра «Творческая мастерская» Дмитрий Максимов) и Шеляговскому (светозвукорежиссер театра «Творческая мастерская») — они без конца критикуют. Прихожу домой, читаю жене, она тоже критикует — красота!

— Неправда!  - вступает в разговор Лена. — Я вообще молчала!

— Я тебя 20 лет знаю! Не надо ничего говорить, и так вижу, что критикуешь!

 

Дорин 4

О том, кого можно встретить на актерской читке

Актеры собирались несколько раз, чтобы почитать «Дорин» в присутствии зрителей. Сначала по собственной инициативе, потом – по просьбам общественности. И, как выяснилось, правильно делали.

— Вообще-то, это московский опыт — когда актеры собираются, чтобы сначала просто почитать пьесу, понять, как она звучит, как воспринимается. В наших театрах раньше было принято ставить актеров перед фактом — режиссер объявлял о постановке и распределял роли.  У нас же на третьей читке произошла замена главного героя — Георгия Николаева сменил артист Национального театра Сергей Лавренов. А на следующей один из зрителей стал спонсором. Виталий Щец пришел из любопытства – просто послушать, а в результате своими силами сделал для нашего спектакля вариант декорации, который  дорабатывает до сих пор.

О театральной математике и отрицательном балансе

Искать деньги для своего спектакля придется постоянно. Просить, договариваться, экономить. Хотя начало было обнадеживающим – удалось получить грант от Министерства культуры РФ. Казалось бы, забирай 450 тысяч – и твори спокойно!

— Если вам кто-то скажет, что сумел поставить какой-то проект исключительно на деньги гранта, не верьте! Или сочиняет, или скрывает источники. Уложиться в сумму гранта после уплаты налогов невозможно. Более того,  мы ещё остались должны  220 тысяч. Благо, кредиторы пока терпят.

Актерам Содружества «А» не позавидуешь. Только получили грант — грянул кризис. Все заложенные в смету расходы увеличились вдвое-втрое. Лампа для прожектора в сентябре стоила 900 рублей, в январе  — уже 2700. И это только одна лампа! К счастью, нашелся второй спонсор. Он помог приобрести необходимые для оформления сцены материалы и пожелал остаться неизвестным.

— Остальное зарабатывали сами.  Например, нашу новогоднюю сказку «Мешок Дедушки Мороза» играли по несколько раз в день и  возили на гастроли по республике. Часть выручки от него  тоже пошла в бюджет спектакля. А за аренду зала в Доме актера расплачиваемся работой — делаем ремонт и убираем здесь помещения.

Рано или поздно усилия начинают оправдываться. Постепенно появились звуковая аппаратура, профессиональное освещение, декорации. Нашлись средства для того, чтобы оплатить актерам репетиционный период и  заказать музыку для спектакля.

Об актерской совместимости

А потом стало ясно – найти деньги гораздо легче, чем договориться с администрациями трех театров.  В постановке оказались заняты актеры из «Творческой мастерской» (Дмитрий Максимов), негосударственного Аd LIBERUM (Елена Сапегина) и Национального театра (Сергей Лавренов). У каждого коллектива свой ритм жизни и свое расписание репетиций и спектаклей. И чтобы начать ставить «Дорин», надо было сделать так, чтобы артисты смогли хотя бы встретиться.

— Язык документации, на котором нам приходилось порой говорить, – это отдельная смешная история. Репетиции на нем назывались «аренда свободного сценического времени артиста». И нам пришлось обращаться к руководству театров, чтобы согласовать три разных актерских графика. Естественно, не всем нравилось, что их сотрудники работают где-то «на стороне». Но я не мог себе позволить с кем-то не договориться. И когда свободное время трех человек начало совпадать, стало ясно, что самое трудное, пожалуй, сделано. Хотя от ночных репетиций это нас все равно не избавило.

Дорин 5

Об именах на афише

Наконец, стало возможным позволить себе чистое творчество. Коллективное настолько, что на афише спектакля Юрий Максимов остался только как автор пьесы. Имени режиссера там нет вообще.

— Это осознанное решение. Актеры сделали за меня половину работы. Как только начали репетировать, стало ясно: то, что казалось логичным во время читки, на сцене выглядело неправильно. Каждая репетиция приносила новые реплики, меняла монологи, перестраивала мизансцены. Возникали какие-то идеи, потом они отвергались по причине очевидной безумности и рождались новые. И я был поражен тем, как ребята с первых часов работы начали слушать, беречь и поддерживать друг друга. Поэтому сказать, что режиссер тут только я, было бы неправильно.

О смежных профессиях

К этому надо быть готовым. К тому, что придется быть менеджером, рабочим сцены, психологом и бог знает кем ещё, причем в течение одного дня. «Дорин» тоже внесла вклад в расширение профессиональных горизонтов.

— Впервые в жизни сам сел за пульт светозвукорежиссера. Я его до этого видел, конечно, но никогда с этой техникой не работал. У меня не то что в горле пересохло, если бы я был брюнетом, наверное, поседел бы. В себя пришел только после слов  автора музыки Саши Леонова: «Почему-то переходы резковаты...»

Дорин 3

Об актерской зависти

Она обязательно будет. И относиться к ней надо спокойно. Это естественный и даже необходимый процесс.

— Актеры без этого не живут! Почему на эту роль взяли её, а не меня? Почему у вас получилась пьеса, а у нас — нет? А вдруг кто-то сделает  лучше? Это нормально. Обычная белая зависть, без неё нет прогресса.

 О жене

На протяжении всего интервью Лена Максимова просто сидит рядом. Первый слушатель, первый критик, первый помощник. А в случае с «Дорин» ещё и единственный костюмер. Ткань для платья главной героини искали вдвоем. Месяц обходили магазины, отслеживали новые поступления, прежде чем воскликнуть дуэтом: «Она!»

— Так получилось, что Лена не видела ни одного спектакля – все время помогала переодевать  актрису между выходами. Пробовали без неё – не успеваем. Наш старший сын Артемий работал на этой постановке помрежем, но поручать ему эти функции было как-то неловко.

— Может, надо сделать один показ специально для Лены?

— Обязательно сделаем!

Это только кажется, что после первых спектаклей дел стало меньше. Сейчас предстоит построить  специальную конструкцию, которая позволит приподнять над сценой зрительские ряды. Скоро настанет время  отдавать долги. И всегда надо будет думать, где и когда состоится следующий показ. Построят, отдадут и придумают.  Потому что  из одного только упрямства никто не станет ежедневно выслушивать критику, работать по ночам, постоянно искать деньги, примирять непримиримых и красить белой краской зависть коллег. Такое делают только из-за любви.

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram