Суррогатная мама откровенно о материнских чувствах, бездетных парах и своей зарплате
Личный опыт

Суррогатная мама откровенно о материнских чувствах, бездетных парах и своей зарплате

Петрозаводчанке Ольге Морозовой (имя изменено – прим. ред.) 38 лет. У нее трое своих детей. Еще три раза Ольга ходила беременной, но в семье не обсуждалось, кто родится – братик или сестренка. Дело в том, что Ольга – суррогатная мама. Мы попыталась понять, каково это – выносить и родить чужого ребенка, узнали, зачем женщины вообще идут на это, как к этому относятся их семья, муж и знакомые, сколько платят суррогатным матерям, испытывают ли они материнские чувства к детям, которых вынашивают, и как потом складываются их отношения с этими детьми и их биологическими родителями.  

Я смотрела разные передачи, мне было очень любопытно. Суррогатное материнство интересовало меня всегда. На это меня толкнула вовсе не нужда. Можно сказать, что я уникальная суррогатная мама. Очень большая редкость, когда эмбрион с первого же раза приживается у суррогатной мамы. Как правило, парам, желающим иметь детей таким способом, приходится делать не одну и даже не две попытки. А у меня все с первого раза получалось.

 У меня была пара, которая пыталась 10 лет. Как призналась мне потом женщина, она 5 лет не заходила в детские магазины, настолько ей было больно. Редко у кого получается с первой попытки. Со мной у них получилось с первого раза.

И так во всех трех случаях. Кстати, гонорар суррогатной мамы зависит и от того, насколько все благополучно проходит в первый раз. То есть за второй и третий раз я получила большие суммы. Сколько конкретно — говорить не буду, но гонорар может быть от 600 тысяч до миллиона.

У меня три свои дочки, чужих же было трое мальчиков. Даже отдав детей, я продолжаю поддерживать отношения с семьями: мы созваниваемся, мне высылают их фотографии.  Мне интересно знать, как складывается жизнь у мальчишек. Это просто любопытство. Никаких материнских чувств, даже во время беременности, к чужим малышам я не испытывала.

Да, я люблю этого ребенка, он мне приятен. Я могу погладить живот, сказать: «Мой хорошенький». Но я чувствую, что это чужой ребенок, он не мой, я понимаю, что я его отдам. К тому же, когда они рождаются, видно, что они чужие. Мои девочки рождались маленькие, лысенькие, все одинаковые. А тут ребенок рождался 4 килограмма, и он похож на своих биологических родителей.

Никаких физических или моральных страданий в период беременностей я не испытывала. Жила обычной жизнью. Некоторые пары настаивают, чтобы суррогатная мама жила с ними, но так бывает редко. Ведь почти у каждой сурмамы есть своя семья. Кстати, наличие хотя бы одного своего ребенка – непременное требование для претенденток в суррогатные матери. Все 9 месяцев выплачивается пособие – от 10 до 20 тысяч, чтобы сурмама ни в чем себе не отказывала.

Хотя никто за тем, как ты питаешься, не следит. Нужно созваниваться с биологическими родителями почти каждый день, встречаться с ними на УЗИ. Рожать же едешь по месту жительства родителей. Все три пары, которым я носила детей, не из Карелии, рожала я в хороших московских клиниках. Две женщины все 9 месяцев для окружающих изображали беременных, носили накладной живот. И в роддом поступали вместе со мной, чтобы ни у кого не было подозрений, что выносила ребенка не ты сама. Биологическая мама присутствует на родах, правда, одна, без биологического папы.

Послеродовая депрессия мне не знакома. У меня своих трое, какая депрессия. Ты приходишь домой, у тебя куча дел: постирать надо, приготовить, детей в школу отправить. И я что лягу и буду помирать, мол, мне плохо? За меня никто ничего не сделает. Не понимаю я людей, то ли они с жиру бесятся, то ли непонятно чего.

Со всеми тремя парами мне повезло: все они были порядочные люди, страстно мечтавшие иметь детей. К выбору пары я отношусь очень ответственно: люди должны обязательно мне понравиться.

Я не понимаю всех этих страшных историй, когда сурмамы и биологические родители начинают что-то делить. Тут практически все на доверии. Если вы изначально друг другу не понравились, зачем вы все это затеяли? Женщина, решившаяся стать сурмамой, должна все взвесить.

Однажды меня  звали на федеральный телеканал, в передачу, посвященную суррогатному материнству. Я отказалась, хотя я не скрываю от людей, что вынашиваю чужого ребенка. Бывало, во время беременности подходили, говорили, мол, у вас пополнение скоро ожидается. И я человеку все честно рассказывала.

Муж к моей работе относится спокойно, а свекровь, которая сначала не понимала, со временем перестала спрашивать: «Как же так можно?». Хотя и с негативными мнениями приходится сталкиваться. Был один раз, когда мне женщина кричала: «Ты торгуешь детьми». Но я думаю, это больше от злости и зависти. Кстати, в случае если сурмама захочет оставить ребенка себе, она должна будет выплатить биородителям солидную денежную компенсацию. На моей памяти таких случаев в Карелии не было.

Не все женщины могут стать суррогатными мамами. Мы, наверное, где-то жестковатые. Хотя у меня немало знакомых суррогатных матерей из Карелии. Как правило, все они решились на это, чтобы улучшить свои жилищные условия.Я тоже потратила деньги на решение квартирного вопроса.

Мне предлагали стать сурмамой и в четвертый раз, но я отказалась. Всему должен быть предел, все-таки 6 родов – это немало. Я рада, что поучаствовала в этой программе, что сделала людям добро. Был случай, когда к моей биомаме подошла врач родильного отделения, и сказала: «Как хорошо, что сейчас есть суррогатное материнство. Нам с мужем в свое время пришлось усыновить ребенка». Разве это не прекрасно?

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings