«Мне тридцать три года, а я еще ни разу не целовался с девушкой!» Как я нашла мужа по переписке
Личный опыт

«Мне тридцать три года, а я еще ни разу не целовался с девушкой!» Как я нашла мужа по переписке

Проблема поиска достойного спутника или спутницы жизни была и будет актуальна всегда. В разные времена это происходило по-разному. Петрозаводчанка Марина рассказала, как больше двадцати лет назад она нашла себе мужа с помощью «Службы семьи» — единственной в ту пору организации, взявшей на себя функции брачного агентства. Наша героиня поведала о трех мешках писем, об одиночестве деревенских парней, многие из которых до тридцати с лишним лет не целовались с девчонками, о вложенных в конверты продуктовых талонах и о существовавшем в те годы негативном отношении к брачным объявлениям.

До окончания университета я в основном посвящала свое время учебе. Конечно, случались какие-то знакомства и встречи с молодыми людьми, но суженый на горизонте никак не появлялся. К тому же я не слыла любительницей ходить по дискотекам и ресторанам, а Интернета, мобильной связи и прочего в годы моей юности еще не существовало.

«Служба семьи» располагалась на Калинина 8. Что там сейчас, я не в курсе, а тогда, придя по этому адресу, можно было заполнить анкету и подать в газету (к сожалению, я не помню ее названия) объявление о знакомстве, для которых была выделена специальная колонка. Прочитав несколько таких объявлений и поняв, как примерно они составляются, я обратилась за помощью в эту самую службу. Услуга была платной, но, по-моему, она недорого стоила.

Тогда брачные объявления были из разряда чего-то необычного и нового, потому почти никто из моих родственников и знакомых не знал, что я решилась на такой шаг. Некоторые люди, особенно принадлежавшие к старшему поколению, считали, что размещать в газете подобные объявления и открыто предлагать себя в качестве невесты неприлично. Хотя если просто ждать, когда на тебя обратят внимание и позовут замуж, можно прождать и до ста лет!

Письма от мужчин, отбывающих наказание в местах лишения свободы, или, допустим содержащие какие-либо грубости или непристойности, клиенткам не передавались. Именно по этой причине сотрудницы «Службы семьи» прочитывали все послания! Каждому письму и фото присваивался определенный номер. Какие сведения и куда заносились, этого я не знаю. Однако женщины там работали очень внимательные и приветливые.

Мое объявление было весьма романтичным и очень наивным, хотя при этом совершенно искренним. Я написала о любви и верности, о своих мечтах. Все остальные объявления в том номере газеты были от женщин, уже имевших опыт семейной жизни и успевших обзавестись детьми. Кстати, не припомню, чтобы в те годы объявления о знакомстве подавали мужчины!

Вначале писем было мало и от каких-то уж совсем недостойных внимания кандидатов, но потом я вдруг получила три мешка конвертов — каждый по сто писем — с посланиями и фото! Вот тогда я села и сказала себе: «И что я буду со всем этим делать?!» Принялась сортировать. Разумеется, в первую очередь обращала внимание на содержание письма, потом на фото (они были вложены почти в каждый конверт). В результате получилось три кучи: «не отвечу ни за что», «возможно, отвечу», «отвечу точно». Последняя кучка, в которой оказалось штук двадцать писем, оказалась самой маленькой, а первая — самой большой. Замечу, что где-то семьдесят процентов адресатов было из сельской местности.

«Мне все равно, как ты выглядишь, какая ты, только приезжай и выходи за меня замуж. У нас совсем нет невест», — писали парни из карельских деревень. Они фотографировались на фоне своих домов, подробно перечисляли, сколько содержат коров, свиней, овец, кур и прочей живности. У меня не было мнения, что если они из села, то однозначно хуже петрозаводчан. Просто я считала себя типично городской жительницей, и планов ехать в карельскую глубинку у меня не было. Благодаря этим письмам я узнала о существовании таких профессий как, скажем, вздымщик (человек, занимающийся сбором смолы хвойных деревьев — живицы), и прочитала немало трогательных исповедей.

«Представляешь, мне тридцать три года, а я еще ни разу не целовался с девушкой! Робок я отчего-то перед девчонками. Но ты ничего не подумай, я такой не один», — эти слова из письма парня, живущего в Калевальском районе, я запомнила навсегда. Послания от потенциальных женихов порой содержали столь искренние признания, что захватывало дух. А ведь они были адресованы совершенно незнакомому человеку! Именно тогда я поняла, каким беспредельным может быть человеческое одиночество. На многие подобные письма я подробно отвечала, стараясь как-то поддержать тех, кто их отправил. Не думаю, что у меня получилось, но я хотя бы попыталась.

Всем тем молодым людям, с кем я не предполагала знакомиться, я вернула их фото в сопровождении короткой фразы на листочке с пожеланием личного счастья. Почтовые расходы тогда были недорогими, к тому же я чувствовала себя обязанной отплатить толикой внимания человеку, который проявил интерес ко мне. Хотя, конечно, мой ответ также принес им и разочарование.

Не скажу, что письма парней из сельской местности были безграмотнее посланий от горожан. Примерно пятьдесят на пятьдесят. Так, один петрозаводчанин написал мне несколько раз, причем упорно называл меня Оксаной, хотя в объявлении было указано мое имя. Неизменный текст его пяти посланий я отлично помню и копирую, сохраняя орфографию (если вообще уместно о ней говорить): «Превет, Оксана! МинязавутПавел. Я не пию, не куру, очень хачу создатсемю».

Еще о некоторых забавных моментах. Один парень прислал фотографию, где он был снят с двумя бантиками на голове и бантиком на шее. Возможно, это был своеобразный юмор, но я ему не ответила. Другой вложил в конверт кучу талонов (тогда как раз были талоны на сахарный песок, спиртное, сигареты, мыло, носки и не помню, на что еще), и все они оказались просроченными! Третий (на которого, если судить по его фото, я бы никогда не обратила внимания) требовал прислать снимки во весь рост в купальном костюме: по тем временам это был нонсенс.

В меньшей степени меня интересовало материальное положение будущего жениха и куда больше — его моральные качества, интеллект, ну, и внешность. Я написала всей «элитной двадцатке», но встретилась примерно с десятью, потому что после повторных писем кое-кто тоже отсеялся. А фото почему-то никому не послала, хотя все об этом просили! Поэтому бедным парням пришлось встречаться со мной «вслепую».

По иронии судьбы, с тем, кто стал моим мужем, я встретилась в последнюю очередь. А так с каждым из потенциальных женихов я виделась от одного до нескольких раз. Все молодые люди оказались по-своему хорошими, приятными и достойными внимания, но своего принца я среди них, к сожалению, опять-таки не нашла. В основном это были петрозаводчане, и только двое иногородних. Один из них приезжал из Кондопоги, а другой — из Костомукши.

Прежде чем прийти на место свидания с Игорем, я послала туда подругу, чтобы она посмотрела, кто придет. Сама поджидала поблизости. Почему так? Потому что этот молодой человек был одним из немногих, не приславших свое фото. Я с нетерпением ждала, и наконец подруга явилась с сообщением: «Нормальный парень! Иди!» И я пошла.

Позднее Игорь рассказывал, что боялся (напоминаю — фото я не прислала), вдруг придет «что-то совсем не то». От какой-то встречной девушки он шарахнулся в сторону и решил, что, если подойдет именно она, скажет, что он — это вовсе не он. А потом появилась я. Вспоминая сейчас, ахаю: искусственная шуба, жуткая шапка, какие-то уродские сапоги! Все же, наверное, дело решило не это. Между нами словно пробежала какая-то искра. Время, когда я общалась с Игорем,пролетело как один миг. Мне было очень интересно с ним, вдобавок и внешне он мне тоже понравился.

Когда я спросила его, почему он решил откликнуться на мое объявление, Игорь ответил, что в обеденный перерыв взял оставленную кем-то газету и стал читать. Дошел до объявлений о знакомствах и наткнулся на мое. Прочел и подумал: а почему бы нет? Чем-то оно его зацепило. Девушки у него были, но опять-таки не попадалась та, что запала бы в душу.

Год мы встречались, потом поженились и вместе уже двадцать три года. У нас двое детей. В совместной жизни было много как радостных моментов, так и трудностей, но я ни о чем не жалею. А те три мешка писем я со временем выбросила и сейчас думаю, что зря. Интересно было бы перечитать некоторые из этих посланий!

Что касается «Службы семьи», то после нашего бракосочетания мы отнесли работавшим там женщинам цветы и торт и от души поблагодарили. Если я не ошибаюсь, это была первая в нашем городе организация, явившаяся прототипом и зачинателем службы знакомств, брачных агентств. Наверняка ее бывшие сотрудники могли бы вспомнить много интересных случаев из своей практики. Наш — это только один из многих и, к счастью, удачных.

Мне интересно, как сложились судьбы тех молодых людей, которые мне написали. Жаль, что я никогда об этом не узнаю. Так ли страдают от одиночества деревенские парни? Грустно, если да, потому надеюсь, что нет. Мне кажется, сейчас молодежи значительно проще познакомиться друг с другом. Хотя я уверена в том,что найти своего единственного или единственную в современном мире так же сложно, как и прежде.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings