«На завтрак давали макароны с котлетой, и за год я поправился на 9 килограммов»: мои впечатления от службы в русской армии
Личный опыт

«На завтрак давали макароны с котлетой, и за год я поправился на 9 килограммов»: мои впечатления от службы в русской армии

Я пошел служить сразу после окончания школы, потому что не поступил туда, где хотел учиться. Сперва огорчился, а потом подумал: отслужу, и мне не придется об этом думать, как другим парням. К тому же мне казалось, что к молодому человеку, прошедшему армию, относятся иначе, более уважительно, чем к тем, кто там не был. Служить всего год — время пройдет быстро.

Прощание с новобранцами на перроне перед посадкой в вагон — незабываемое зрелище. Парни уважительно жмут руку и хлопают по плечу, девушки трогательно обнимают и еле сдерживают слезы. Когда провожать тебя приходит толпа народу, сразу понимаешь, сколько у тебя друзей: на этом фоне все становится как-то проще. С родителями, особенно с мамой, расставаться, конечно, намного сложнее: просто знаешь, как они будут переживать за меня. А насчет разлуки с любимой девушкой и говорить не стоит — тут сразу всем все понятно.

Первое мое впечатление не было положительным: садимся в поезд, места командир распределил. Какой-то парень просто, видимо, от волнения забыл, где его место и спросил у майора, а тот: «Ты еще, очкарик, придурак, будешь мне проблемы создавать?» Я сразу подумал, что «попал»: парню два оскорбления за один раз! Что дальше-то будет? Потом по вагону пробежал какой-то шустрый парнишка из «наших» и сообщил: «Надо майору «поляну делать».

Мы сразу подумали, что придется отдавать продукты, которые нам дали в дорогу родители, но нет: просто надо было накрыть стол. Мне было не жалко своей еды, но как-то стало немного неприятно. Потом я видел, как перед выходом из вагона ребята отдавали продукты, данные им родителями, проводницам, а те охотно брали. Мальчики, что называется, «разгрузились», но, думаю, им бы кое-что и понадобилось, если б потом проголодались. Я ничего не отдал — мать же готовила! — а потом делился с остальными: лишним никому не показалось.

Первые месяцы службы были тяжелыми, несмотря на то, что до армии я занимался спортом и привык к физическим нагрузкам. Особенно тяжело и некомфортно было в полевых условиях, когда осенью лил дождь и мы ночевали в палатках, а днем предстояли интенсивные учения. Сначала думал:как выдержу? Но с каждым днем становилось все легче и легче. Я постепенно привык, и дальнейшая служба уже не казалась настолько сложной.

Дедовщины у нас не было. Единственный момент: когда нужно было снять деньги с карточки (в месяц на нее перечисляли две тысячи рублей), то сделать это приходилось просить тех, кто в армии не первый месяц. Нас, новеньких, из казармы никуда не выпускали. И вот некоторые ребята брали себе «комиссию», то есть отдавали не все деньги. Но потом мы уже знали, кто честный, а кто не очень, и, соответственно, обращались к первым. Потом и для нас все стало свободнее, хотя за год службы я был в увольнении всего один раз.

Мобильной связью нам разрешали пользоваться в очень ограниченном количестве, даже маме можно было звонить не чаще, чем раз в неделю или две. Телефоны мы сдавали командирам, хотя я слышал, что в некоторых частях ребятам даже в «ВКонтакте» позволяют сидеть! Почему-то в армии мне хотелось получать письма, какие люди писали друг другу раньше, то есть от руки, запечатанные в конверт. Я попросил маму присылать мне именно такие, и она писала, только вот почему-то далеко не все они дошли.

В армии я поправился на девять килограммов, но, вернувшись на «гражданку», сбросил их, причем быстро и как-то само собой. Вообще интересное наблюдение: худые в армии толстеют, а толстые — худеют. Последние, наверное, от нагрузок, а первые — потому что питание все-таки регулярное, не какие-то там «перекусы». Кормили хорошо: на завтрак могла быть каша, а то и макароны с котлетой, чай. На обед — суп, например, гороховый, борщ; второе — допустим, греча с мясом, и третье — скажем, компот, морс. Голодным из столовой не уходил никто.

По своему опыту могу сказать, что человеку «с руками» в армии есть чем заняться между учениями. Скажем, я ушивал форму, шил полотенца и наволочки, а однажды случайно увидел, что на флаге, который на плацу, дыра! Я сказал об этом, и мне позволили зашить. А так и дорогу строили, и заборы красили, и кусты подстригали. Командиры в основном были нормальные адекватные люди — пожаловаться ни на кого не могу.

От командования, как я считаю, зависит многое. Недавно узнал от знакомого, который живет на юге, что из военного городка сбежал 19-летний солдат-срочник. Больше недели его искали по всей округе, а в итоге нашли повешенным рядом с частью, недалеко от монастыря. Говорят, допекли сослуживцы. Молодой человек был сыном какого-то высшего чина, вроде за это над ним издевались, и не только морально. Куда смотрели офицеры? Кто-то, конечно, понесет наказание, но парня уже не вернуть.

При мне в нашей части произошла только одна трагедия: солдат застрелился из-за девушки. Он был в наряде, а в наряде мы имели мобильники. Он позвонил ей, и она сказала, что нашла другого, а он, недолго думая, застрелился, поскольку оружие при нем тоже было. Парня очень жаль, но надо в первую очередь думать о родителях, каково им будет потерять сына! Я считаю, стреляться из-за девчонки, которая не выдержала даже года разлуки, просто глупо. Такая девушка в любом случае не была бы верна и все равно бы изменила. Впереди вся жизнь, реализация планов, осуществление надежд — это не то, что лежать в гробу в таком молодом возрасте, похоронив все мечты, и ничего больше не увидеть.

Я знаю, что не все ребята хотят служить в армии. Один мой друг предпочел альтернативную гражданскую службу, не потому что был трусом и слабаком, а оттого, что считал себя твердым сторонником пацифистских убеждений. К тому же он был уверен в том, что в российской армии нередким является нарушение основных прав человека. Он собрал необходимые документы, подал заявление и отправился на комиссию. В первый раз ему отказали, он подал апелляцию и добился своего. Любопытно, что в первой комиссии был только один военный, а остальные — гражданские, причем в основном женщины. И почему-то именно они были против его решения.

Я считаю, что если молодой человек не хочет идти в армию, то и не надо его заставлять. Речь идет не о том, чтобы «откосить», а именно об «альтернативке». Не каждый психологически готов держать в руках оружие, кто-то целиком нацелен на созидание и при любом проявлении насилия впадает в ступор. Я не согласен с заявлением: кто не служил, тот не мужик» У каждого человека должно быть право выбора. В конце концов приносить пользу родине можно, работая или на почте, или санитаром в больнице — слышал, туда чаще всего отправляют ребят, выбравших альтернативную службу. Да и служить там надо дольше — не год, а два.

Домой я вернулся в форме — специально надел, чтобы показаться родным и друзьям. Встречали меня чуть не с плакатами, был устроен целый праздник! Позднее мама рассказывала, сколько она пролила слез и как сильно переживала. Отмечала в календаре каждый прошедший день и считала, сколько еще осталось. В любые времена для матерей проводить сына в армию — это, конечно, большое испытание. Папа мной очень гордился и рассказывал всем знакомым: сын из армии пришел! А с любимой девушкой, надеюсь, чувства только окрепли. После армии я немного погулял, отдохнул, а сейчас уже учусь заочно в техникуме и работаю. Думаю, служба в армии — это все-таки не пустая трата времени, а новый и в чем-то полезный опыт.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings