Личный опыт

«Один клиент сказал, что всегда мечтал о такой любовнице». Петрозаводская официантка о приставаниях, надменных посетителях и походах в туалет

Так случилось, что после окончания вуза мне нужно было год безвыездно прожить в Петрозаводске, дожидаясь некоего события. Получая диплом бакалавра с отличием на сцене нашего славного ПетрГУ, я и подумать не могла, что так сложится. Но уже в июле неожиданно возникла необходимость найти работу.

Сейчас с работой беда, это все знают. Моя специальность предполагает дополнительные трудности. Никому не нужны ученые, по крайней мере, в нашем городе. По знакомству обещали должность лаборанта, но не выгорело. И после месяца пролистывания объявлений я сдалась. Решила устроиться официанткой. Да, здесь могла быть ваша шутка про красный диплом.

Из трех заведений, предлагавших такие вакансии, почти наугад было выбрано кафе N. Я вообще не хожу в кафе и рестораны, так что ничего толком не знала ни о работе официанта, ни о самом N. Готовилась серьезно, читала  руководство для начинающих официантов, перешерстила всевозможные  источники.

И вот ясным сентябрьским утром я постучалась в еще закрытую дверь N. Мне открыла женщина с недовольным, словно обиженным лицом. Она записала моё имя, выяснила, что опыта работы нет, и сразу же отправила учить меню. После моего успешного отчета женщина с той же миной на лице показала, как забивать заказы в терминал. Затем я должна была потренироваться носить разную посуду на подносе, как можно больше предметов, заполненных водой. И вот я решилась задать животрепещущий вопрос, сколько же заплатят. Мне ответили, что официант получает 56 рублей в час. Что ж, может быть, чаевые спасут ситуацию, подумала я. Тогда мне выдали фартук, блокнот, и я приняла свой первый заказ. Ни паспорта, ни медицинской книжки, ни каких-либо других документов у меня не спрашивали за всё время работы.

Поначалу было интересно, хотя и страшновато. Я достаточно открытый человек, но всё же подходить к незнакомым людям и говорить с ними было неловко. Я обслуживала один столик, потом три. В этот день я получила 300 рублей чаевых и даже осталась довольна собой.  Придя домой после пяти часов работы, я рухнула от усталости.

На следующий день от меня требовали работы наравне с другими официантами. Это было невероятно тяжело. Наиболее продуктивно я работаю, когда в тишине и сосредоточении часами вникаю в суть какой-то проблемы и добираюсь до самых её глубин. Анализ и просеивание больших массивов информации, вот что я умею. На этой работе от меня требовалось ровно противоположное. Не думать, действовать максимально быстро, точно, как машина. Контролировать сразу несколько процессов.

Выдать меню новым гостям, внести в терминал три заказа, к четвертому что-то добавить, вынести блюда, срочно вынести кофе, унести посуду, принести посуду на барную стойку, протереть стол, ваза  для того гостя у окна, рассчитать того наличными, этого по терминалу, бегом-бегом-бегом... Кто работал в этой сфере, тот знает.  После смены меня захлестнуло отчаяние. Я не справлялась. Утешали меня только чаевые и мысль, что поначалу у всех так, и я втянусь.

Начались тяжелые дни. Часто бывало, что вместо положенных восьми часов приходилось работать с утра до вечера, если кто-то из официантов не выходил на смену. Колени болели так, что, вставая по утрам, я стискивала зубы от боли. N тогда совсем недавно открылся, и приходило очень много народу. У нас бывало два часа пик с полной посадкой и даже очередью из гостей — в обед и после шести. По идее, сотрудникам положен обеденный перерыв, но, конечно же, его не было. В хорошие дни официанты в N едят и пьют урывками, на ходу. Курящим быть выгодно, отпускают на перекуры. Но я не курю, некурящим никаких поблажек. Бывало, что за всю смену ни разу не удавалось сходить в туалет и уж тем более перекусить.

Однажды я работала до закрытия и не пила целый день. Последние гости встали, чтобы уйти, я собрала посуду и понесла в подсобку. Выйдя из их поля зрения, я схватила чей-то нетронутый стакан колы и выпила залпом. Это было глупо, кола оказалась с ромом. Меня буквально размазало от алкоголя, еле добралась домой.

Работа официанта тяжела не только физически. Ведь  каждому гостю нужно показать, что ему рады как родному и вообще он единственный. Плевать, что у тебя еще шесть столиков, он должен чувствовать, что всё твоё внимание только для него. Чудесно, когда гости в хорошем настроении и улыбаются тебе в ответ. Но, к сожалению, многие люди ведут себя надменно и холодно, всем своим видом показывая, кто здесь прислуга. Бывает, что люди приходят в плохом настроении и срывают его на тебе, просто потому что могут.

Еще хуже, когда пристают мужчины. Не было дня, чтобы я не слышала в свой адрес сальных комплиментов и предложений прогуляться после смены. Естественно, в ответ я должна была улыбаться и отшучиваться. Ведь если ответить грубо или холодно, гость может пожаловаться, а ты получишь втык от начальства. Мужчины нагло пользуются тем, что официантке некуда деваться, смакуют эту вседозволенность. Сколько раз я закипала от гнева, мысленно складывала оскорбления, готовилась плеснуть супом в нахальную рожу… Столько же раз приходилось выдохнуть и улыбнуться. «Надеюсь, вам понравилось. Приходите к нам снова».

Был такой случай: гость заказал блюдо, но попросил убрать из него половину ингредиентов. Естественно, на кухне мне сказали, что делать этого не будут, да и непонятно, как потом человека рассчитывать. Я постаралась, разрулила вопрос, менеджер всё устроил. С тех пор тот гость постоянно заказывал эту странную ерунду, просил меня посидеть с ним, рассыпался в комплиментах и предлагал возить меня с работы и на работу каждый день. Я по-всякому уходила от ответа, но как-то раз не выдержала и прямо ему отказала. Он без всякого стеснения тут же меня спросил, замужем ли вторая официантка.

Другой нетрезвый кадр лет шестидесяти почти что силой заставил меня сесть к нему за столик и стал спрашивать, нет ли у меня еврейских корней. Ведь я так похожа на еврейку, а он всегда мечтал о еврейской любовнице, и у него богатая родня. Деток наших на всю жизнь обеспечат.

Конечно, бывали и приятные знакомства. За время работы я успела завести друзей среди постоянных гостей, а вот с персоналом дружить было некогда. Признаюсь, я даже не всех официантов знала по именам. Все носятся так быстро, на разговоры нет времени. Взаимодействия строго по делу. Часто бывали конфликты, потому что всем всё надо срочно. Крайним в таких ситуациях обычно оказывается официант, потому что он между молотом и наковальней – то есть гостями и начальством. Тяжелее работы у меня никогда не было. Но деньги были очень нужны, и чаевые получались хорошие.

Время  шло, а я так и не стала работать лучше. Пока гостей было немного, я отлично справлялась. Но стоило набежать всем столам сразу, как я впадала в панику. Менеджер постоянно указывал мне на слабые стороны моей работы, я изо всех сил старалась. Но действия путались, я ничего не успевала. Кроме того, меня всё время мучил страх, что я что-то сделаю неправильно. Не так посмотрю, не так обращусь, перепутаю детали заказа, уроню что-то... целый рой мыслей, а действовать нужно было быстро. И поскольку я действительно часто ошибалась, вскоре прибавились дополнительные мучения — ведь той женщине я долго несла заказ, а она была такая голодная! Помнишь каждую свою ошибку, каждый промах и думаешь, что испортила людям день. Иногда и точно знаешь. А ведь виновата зачастую не ты одна. Если на кухне завал – еда будет готовиться долго. Если бармен занят – ты не получишь расчет прямо сейчас. Но гость требует с тебя, ведь ты – его связь с рестораном. Ты – лицо ресторана, и ты должна быть безупречна. Мучительное несоответствие собственным стандартам и ожиданиям гостей  – вот что было хуже всего.

Однажды было столько людей, что дышать стало нечем. С самого начала смены у меня пошли ошибки. Я не успела вовремя вынести шесть чашек кофе, не дождавшись меня, ушли два столика (один – не заплатив 900 рублей, другой – даже не сделав заказ). Я просила отпустить меня домой, но официантов не хватало и мне отказали. Поняв, что моих чаевых не хватит, чтобы покрыть расходы на кофе и тот столик, я просто расплакалась. Но я должна была продолжать работать. Механически, заставляя себя делать каждый шаг, я продолжала принимать и выносить заказы. Слезы текли без остановки и капали на грудь. Народ подозрительно косился на меня, я готова была провалиться на месте, но ничего не могла поделать. В какой-то момент в глазах потемнело, и я вылила на себя пять бокалов пива. Помню, как стояла у черного входа и ревела, как в детстве, взахлёб. Кто-то принес мне воды.

Потом я долго искала другую работу. И еще дольше ненавидела себя. Ведь у меня всегда всё получалось. Всегда всё получается, если только постараться, так я думала. А вот и нет. Несмотря на все усилия, из меня вышел плохой официант. Прошло время, прежде чем я осознала: это не значит, что я плохой человек. Может быть, я слабая, чересчур ранимая, медленно соображаю, я готова с этим смириться. Но в сферу обслуживания — больше ни ногой, как и в само N.

Срочные новости в нашем Telegram