Личный опыт

«Однажды я увидела, что у пассажира из рукава торчит нож...» Женщина-таксист откровенно о забытых вещах, пешеходах и вечно опаздывающих девушках

Мой водительский стаж — 27 лет, но сначала я работала на заводе «Светлана» (потом его переименовали в «Онего»), выпускавшем радиодетали. Когда я попала под сокращение, передо мной встал вопрос: что делать дальше? Однажды я увидела троллейбус, за рулем которого была женщина, и подумала, почему бы мне тоже не попробовать: дело в том, что мой папа работал водителем троллейбуса с основания депо. Стоило мне поделиться своими мыслями с мамой, как та втайне от меня сбегала в троллейбусное управление и, что называется, закинула удочку, причем весьма успешно: в общем, «без меня меня женила». И когда в управление явилась я, мне сразу сказали: «Как только начнутся курсы, приходи, проходи медкомиссию и учись».

Я отработала водителем троллейбуса семь лет, а потом дома очень сильно порезала ногу, не могла ходить, полгода просидела на больничном, а после не смогла пройти медкомиссию. Невропатолог сказал: «Свою машину водить можешь, людей возить — нет». Какое-то время я работала кондуктором, но это было не по мне, потому что я водитель. Ушла, устроилась на птицефабрику, и хотя тогда там были хорошие зарплаты, понимала, что это тоже не мое. В какой-то момент подумала: а может, пойти в такси? Права есть, почему не попробовать?

Сначала я ездила на наемной машине, «Матизе», потом его выкупила, а еще у меня были «Жигули». И вот однажды меня лишили прав на четыре месяца за то, что проехала «под кирпич». Чтобы продержаться это время без работы, я продала «Матиз», а на «Жигулях» все равно ездила, например, на дачу. Просто забывала, что у меня нет прав, и садилась за руль. Однажды я всего-навсего выехала в находившийся неподалеку магазин, и меня поймали гаишники, но когда я сказала, что мне тяжело ходить, пожалели и отпустили. Когда мне вернули права, три года работала с напарником, уже на «Логане», по-прежнему в мини-такси, и заработка мне хватало и на личные расходы, и на бензин, и на аренду.

Но когда фирма наняла водителей за зарплату, частникам стали давать заказы в последнюю очередь. И хотя в мини-такси за меня держались, я ушла, взяла в кредит «Ниссан», оформила лицензию, чтобы все было законно, потому что если сотрудники ГИБДД остановят таксиста без лицензии, то выпишут штраф на четыре тысячи рублей, а в летние месяцы могут лишить прав на пять лет. Я устроилась сразу в две фирмы, где в первую очередь отдавали заказы водителям с брендированными машинами, во вторую — мне, а потом уже всем остальным.

Без работы я не стою, а езжу столько, сколько захочу. Чаще с 7 до 19 или до 17 часов. Строгий выходной день у меня воскресенье, а так могу взять, когда мне надо. Меня звали обратно в троллейбусное управление, потому что не хватает кадров, обещали помочь пройти медкомиссию, но я отказалась: почувствовала, что значит иметь деньги и работать, когда никто не подгоняет. Даже когда я ездила с напарником, за полмесяца могла заработать 40-50 тысяч рублей, а это в два раза больше, чем получает водитель троллейбуса.

Меня часто спрашивают, не боюсь ли я ездить ночью, и я отвечаю: «Придурков хватает в любое время суток». Однажды днем сели мужчина и женщина, оба выпившие, но за них заранее заплатили, и я их повезла. А потом вижу: из рукава у мужчины — он сидел впереди — торчит нож. И какие у него могли быть намерения? Я остановила машину, быстро протянула руку, открыла дверь и ногами выпихнула его, а проехав какое-то расстояние, высадила женщину.

Был случай, когда везла мужчину с Сулажгоры на Древлянку, а потом должна была доставить обратно. В дороге он начал трогать радио, включать и выключать свет, а когда я сказала, чтобы он перестал, пассажир начал меня оскорблять. Тогда я дала ему сдачу и сообщила, что назад я его не повезу. Он ответил: «Повезешь». Я позвонила диспетчеру и спросила, нет ли поблизости кого-то из наших таксистов. Мужики подъехали почти сразу и предупредили пассажира, чтобы он выходил по-хорошему. Потом спросили: «Ты что, ему сдачу дала?» И когда я ответила, что да, сказали: «Ну и зря!»

Я отказывалась ездить на один из адресов по улице Советской, потому что живущая там дама ежедневно заказывала такси на время, но всегда опаздывала, а за простой платить не желала и давала деньги за поездку без сдачи. Час пик, работы полно, и таксисту не резон долго ждать клиента. Раз предупредила ее, второй и нарвалась на грубость. Я позвонила в офис и сказала, хоть снимайте с линии, но ее я больше не повезу. Другие пассажиры не опаздывают, а опаздывают, так платят, а она не какая-то особенная.

Я стараюсь делать то, что хотят клиенты, но не всегда, потому что бывают всякие нюансы. Как-то раз двое молодых пассажиров ехали на кладбище в Пески. В машине тихо играла музыка, и они мне сказали: «Выключите, все-таки на кладбище едем». Я ответила, что на кладбище едете вы, а я вас просто везу. Кстати, если мы заезжаем на кладбище, то музыку я обязательно выключаю, потому что уважаю чувства людей, память усопших. Когда я еду одна по своим делам, то обычно не беру попутчиков, потому что громко слушаю музыку, которая мне нравится. А для клиентов обычно включаю «Юмор FM»: у людей поднимается настроение, кто-то даже хохочет.

Многие клиенты звонят именно мне, им нравится моя манера вождения. Часто пассажиры говорят, что со мной чувствуют себя спокойно, даже если мы едем по плохой дороге. А опаснее всего дорога бывает, когда осень переходит в зиму и зима в весну: тогда утром, днем и вечером погода разная. Утром подмерзнет, а днем уже грязь. Автомобилисты замечают, что я много смотрю по зеркалам, а я отвечаю, что меня изначально хорошо учили, ведь когда ведешь троллейбус, надо уметь не дергаться, плавно тормозить, иначе вся задняя площадка окажется возле кабины!

Часто пешеходы, очутившись на переходе, не смотрят на дорогу, для них если полоски, то значит, иду и ничего со мной не случится. На самом деле нужно переходить только тогда, когда видишь, что машина притормаживает. Удивляют мамочки: идут, надвинув капюшон, толкают коляску перед собой, да и еще и разговаривают по мобильному телефону. В неположенном месте переходить и вовсе опасно, потому что вечером да еще при осадках водитель просто не заметит пешехода. Некоторые клиенты, наоборот, бывают излишне бдительны: однажды на меня поступила жалоба от женщины, потому что я везла ее и разговаривала по телефону. Но я говорила через наушники, руки у меня были свободны, а в ПДД черным по белому написано, что это не запрещено.

Забывают ли люди вещи в такси? Еще как! А вернуть или нет, это уже вопрос честности водителя. К тому же последующий пассажир вполне незаметно может прихватить с заднего сиденья потеряшку предыдущего. Однажды девушка оставила кошелек с крупной суммой денег — конечно же, я вернула. Получила миллион спасибо — было приятно. У другого пассажира между дверями и сиденьем упал смартфон, а потом зазвонил в дороге: так я его и обнаружила. Пообещала клиенту, что завезу ему на обратном пути, потому что сейчас много заказов, но он мне не верил и без конца названивал. Было, что бабушка протянула вместо сотни пятитысячную, а когда я спросила, нет ли поменьше, сказала: «Куда уже меньше-то?» А когда поняла свою ошибку, долго благодарила.

Навигатор я использую редко, потому что он у меня в голове. Иногда клиент волнуется, мол, куда вы меня везете, и я отвечаю, что не беспокойтесь, я знаю, как доехать быстрее — у автомобилистов свои пути. А случается, пассажиры подсказывают, где и когда лучше свернуть, и тогда я их благодарю, потому что теперь запомню эту лазейку. С гаишниками стараюсь общаться только по-хорошему, потому что знаю: мы люди и они люди. Так два года назад везла из Москвы внучатую племянницу, и меня остановили в Лодейном Поле: почему ребенок не в детском кресле?

А она спала на заднем сиденье, поскольку было всего четыре утра. Штраф три тысячи. Я никогда не отпираюсь, если виновата, но тут сказала, что как я посажу ребенка в ремни, он так не сможет спать. И меня отпустили. Перед Вилгой я разбудила племянницу, усадила в детское кресло и пристегнула, но больше нас не тормозили. Вообще, никогда не знаешь, когда на дороге появятся «люстры» — это мы так называем гаишную машину с мигалками.

На трассе я обычно летаю, и как-то раз, когда я находилась далеко от нашей республики, меня остановили за превышение скорости, а потом спросили, что это за десятый регион? Я ответила, что Карелия, и сотрудники ГИБДД заинтересовались, где она находится. В таких случаях я обычно говорю, что между Питером и Мурманском. И мне опять повезло: выписали штраф не на полторы тысячи, а на восемьсот рублей.

У водителей есть свой язык, правила вежливости и взаимовыручка. Обычно, если на трассе стоит ГИБДД, моргаешь встречным водителям дальним светом. А если предупреждают тебя, то поднимаешь левую руку и таким образом говоришь «спасибо». И когда едешь за фурой, а ее водитель сознательно позволяет обогнать или кто-то уступает дорогу, останавливается, чтобы ты развернулась, включаешь «аварийку» — это тоже «спасибо».

Права меня кормят и поят, руль — это мое, я испытываю кайф от дороги и работаю просто взахлеб. Иногда даже ночью снится, что я кого-то куда-то везу, причем не знаю адреса, поэтому, просыпаясь, радуюсь, что это был сон. После отпуска всегда с большим удовольствием выхожу на работу: долго без руля я жить не могу. На отдыхе езжу к сыну, который живет в Подмосковье, или куда-то еще: например, побывала в Австрии, а по пути проехала через Республику Беларусь, Польшу, Германию — это был хороший пробег. В Австрии моя машинка полазила по горам, но вообще я ее берегу, покупаю качественные запчасти. Хотя слово «Ниссан» мужского рода, я называю свой автомобиль «моя девочка». Мне кажется, водитель должен подружиться со своей машиной, полюбить ее, как и свою работу, и тогда все сложится как надо.

Яркая Карелия в нашем Instagram