Личный опыт

«Сейчас я с трудом могу надеть носки». 30-летний Дмитрий Артемьев рассказал, каково это — жить с диагнозом «рассеянный склероз»

Мне бы очень хотелось, чтобы этот текст был про красивую свадьбу и про счастливую семью. Ведь у пудожанина Дмитрия Артемьева все это было и есть. Красавица-жена, маленький сын и... страшный диагноз, который ему поставили в сентябре 2012 года. Рассеянный склероз. Про эту болезнь мало кто знает, о ней редко говорят. Кажется, склероз — это что-то, чем должны страдать только пожилые люди. На самом деле, несмотря на название, к провалам в памяти эта болезнь не имеет никакого отношения. Все гораздо хуже. Это хроническое аутоиммунное заболевание, которое чаще всего диагностируется именно у молодых женщин и мужчин. В группе риска — все, кто живет в северных широтах и принадлежит к европейской расе. То есть каждый из нас с вами. 

Рассеянный склероз делает человека инвалидом, а потом медленного убивает его. Собственная иммунная система при рассеянном склерозе постепенно уничтожает нервную систему – белое вещество, воспринимая его за «чуждое». Ученые не до конца изучили эту болезнь и пока нет препаратов, которые могли бы полностью вернуть больному здоровье. Есть лекарства, которые лишь позволяют нормально жить и благодаря которым есть шанс на то, что больные рассеянным склерозом смогут прожить столько же, сколько их сверстники. Есть и препараты, которые дают надежду на исцеление, если применить их вовремя, но стоят они почти как квартира. Мы поговорили с Дмитрием и его женой, чтобы узнать о том, что переживают люди, попавшие в ловушку этой страшной болезни.

Дмитрий: 

Диагноз мне поставили в Республиканской больнице в 2012 году — рассеянный склероз. Тогда я испугался, на глазах появились слезы. В этот момент со мной была моя девушка — я думал, что после такого она уйдет от меня, зачем ей нужен инвалид. Но она осталась. Через год у нас была свадьба. Я рассказал о болезни только самым близким — своим родителям, родной сестре, родителям жены. И предупредил, что остальных посвящать в это не надо. Только через 3 года — в 2015 году — о моей болезни узнали мои лучшие друзья. Тогда я попал в больницу с осложнением и ходил уже еле-еле, если это можно вообще было назвать ходьбой.

Первые признаки болезни я заметил в армии в конце службы. На строевой подготовке почувствовал, что когда поднимаю ногу и держу, она меня не слушается и потихоньку опускается. Все хорошо — отслужил. Пришёл из армии и стал разбираться с этим: сделал МРТ — там ничего не показало (как сказали потом, обострения тогда не было, поэтому болезнь не обнаружили). Больше не стал ничего копать в себе. Это был 2011 год. В 2012-м я заметил, что при длительной ходьбе начинаю хромать, и чем дальше, тем хуже.

Образ жизни, естественно, изменился, причем до самых мелочей: здоровый человек не обращает внимания на то, как он надевает носки, к примеру. А для меня теперь это не мелочь, а целое испытание.  Чтобы это сделать, мне надо правую ногу рукой закинуть на коленку. Сейчас я мало что могу делать самостоятельно, даже пройти метров 500. О том, чтобы пробежать их, и речи быть не может — об этом я могу только мечтать теперь. На самом деле, даже 10 метров уже с трудом прохожу.

Надежда (жена):

Когда Дима рассказал мне о своей болезни и чуть не заплакал, я сказала ему, чтобы он не расстраивался — мы справимся! Мой муж оптимист по жизни, крайне редко у него плохое настроение, в эти моменты я стараюсь подбодрить его.

Людям, оказавшимся в подобной ситуации,  я советую, во-первых, не падать духом и, во-вторых, никогда не бояться просить помощи у других (друзей, знакомых, близких) — они всегда помогут и поддержат в трудную минуту.

Дмитрий:

Я искал способы лечения в нашей традиционной медициной: меня сразу посадили на уколы — их я делаю себе сам каждый день до сих пор. В прошлом году был на консультации в Санкт-Петербурге у профессора Бисага (он считается одним из лучший специалистов в этой области), где он рекомендовал сменить терапию (уколы) ввиду их неэффективности на капельницу митоксантрона (их делают людям, болеющим раком!). В Петрозаводске мне сделали три капельницы (каждая через три месяца, а за всю жизнь их можно сделать 7!). Эффекта никакого особого не было. Наоборот, становилось хуже.

И снова на консультации у Бисага в июле 2016-го он рекомендовал мне из-за неэффективности митоксантрона и способности моего организме накапливать поступающие в него лекарства  приостановить это лечение. И посоветовал, как и в первый раз, сделать алемтузумаб. Это препарат обладает противоопухолевым и иммуносупрессивным действием. Но один его курс стоит 598 тысяч рублей (без нахождения в стационаре в Петербурге и для закрепления результата необходим второй курс через 6 месяцев, который обойдется ещё в 400 тысяч. Такую сумму за короткий срок мне самому не собрать, поэтому я решился обратиться за помощью.

Рассеянный склероз — очень коварная болезнь, стадия ремиссии может за одну ночь смениться сильным обострением. И какой орган у больного откажет в следующий раз, предсказать невозможно: он может потерять зрение или оказаться наполовину парализован. А первые признаки этой болезни таковы, что многие люди просто не обращают на них внимания. К примеру, онемением пальцев, рук или ног — человеку кажется, что он просто «отсидел» или «отлежал» себе руку. А постоянную усталость и подавленное настроение часто списывают на переутомление. Так было и у Дмитрия — когда он первый раз обратился к врачу, все списали именно на усталость. И только позже неврологи смогли поставить ему точный диагноз.

Некоторые больные рассеянным склерозом могут годами жить полноценной жизнью и не ощущать никаких проявлений болезни. К сожалению, Дмитрий к ним не относится — его состояние ухудшается с каждым днем, поэтому действовать надо быстро.

Друзья Дмитрия создали для него группу помощи. Там- история болезни и все заключения и медицинские документы. Сейчас возможны два метода лечения, которые, по мнению столичных докторов, будут эффективны при том течении болезни, которое наблюдается у Дмитрия. Более того, если начать лечение вовремя, то есть надежда на полное выздоровление!

Итак, еще раз повторим: капельницы препаратом АЛЕМТУЗУМАБ ставят в два этапа: сначала в течение 5 дней, и через 6-12 месяцев еще в течение 3 дней. Эту процедуру проводит врач-гематолог Андрей Викторович Новицкий  в Санкт-Петербурге. Стоимость первых пяти капельниц, – 598 000 руб., а последующих трех — 400 000 рублей (цена указана без затрат на госпитализацию).

Всего за пару недель неравнодушные жители Карелии собрали 294 тысячи 600 рублей. Еще немного — и будет уже две трети необходимой суммы! Дмитрий будет жить полноценно, если еще 500 человек скинут по 703,4 рубля. Подумайте, сейчас вы можете спасти его жизнь, просто отказавшись от очередного похода в кафе.

Реквизиты для перечисления средств???

Карта Сбербанка

4276 8250 1241 4255

Мобильный банк +7 (921) 224-03-66

Артемьев Дмитрий Николаевич

ПРИ ПЕРЕЧИСЛЕНИИ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ЧЕРЕЗ МОБИЛЬНЫЙ БАНК НА НОМЕР 900 НЕОБХОДИМО УКАЗЫВАТЬ СЛОВО ПЕРЕВОД номер телефона затем сумма перевода. ЕСЛИ НЕ БУДЕТ СЛОВА ПЕРЕВОД ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЧИСЛЯЮТСЯ НА СЧЕТ МОБИЛЬНОГО ТЕЛЕФОНА.

Жена — Артемьева Надежда Петровна

Мобильный банк +7 (921) 468-81-50

Карта Сбербанка 4276 2500 1185 7828

Срочные новости в нашем Telegram