Личный опыт

«Сколько детей я сама хочу иметь? Одного-двух, не больше»: исповедь девушки, выросшей в многодетной семье

Катя — старшая дочь в семье, где, кроме нее, есть еще пятеро детей. Живет она с родителями, тремя младшими сестрами и двумя братьями в микрорайоне Сулажгора. Учится в Петрозаводском медицинском колледже. В общем, простая петрозаводкая девушка. Но, пообщавшись с Катей, мы поняли, что ей есть что рассказать, ведь мало кто из нас может представить, каково это — расти и воспитываться вместе с пятью братьями и сестрами. Она откровенно рассказала нам, как реагировать на высказывания в духе «понарожали» и «плодите нищету», почему к многодетным семьям относятся с брезгливостью и презрением и почему главная проблема в такой семье — это... шум, а не бедность, как вы могли подумать.

До четырех лет я была единственным ребенком, а потом в нашей семье начался бэби-бум, на что люди реагировали очень неоднозначно. На вершине хит-парада фраз, какие обычно произносят в адрес многодетной семьи, конечно, были слова «плодить нищету», а на втором вопрос: «Зачем им столько детей?»

Жили мы не богато, но и не бедно. Папа работал и работает дальнобойщиком, и денег на семью, я считаю, хватало. Во всяком случае, голодными мы никогда не сидели. Да и привычки требовать что-то особенное у нас не было. Скажем, я никогда не рассчитывала на то, что родители станут нанимать для меня репетиторов или смогут оплачивать учебу в вузе. Что касается вопроса, зачем им понадобилось столько детей, то ответа на него у меня нет. Это деликатная тема, и я не решилась узнать, почему так получилось. Папа вырос в семье, где было четверо детей, а мама вообще была единственным ребенком.

Я с раннего детства чувствовала: мы не такие, как все. Людям всегда нужны объяснения, почему что-то белое, а не черное или наоборот. Скажем, в живущей по соседству очень религиозной семье тоже было много детей, но никто не удивлялся. «А, понятно, это по вере!» — говорили люди, и больше вопросов не возникало. Наша же семья была не то чтобы совсем не верующая, но, скажем так, обыкновенная. И вот как раз это вызывало подозрения. В нашем окружении многодетность также «прощалась» цыганским семьям. Но мы не цыгане, потому это объяснение тоже не подходило.

Бытует мнение, что многодетная семья — чаще всего неблагополучная семья и за детьми там следить просто некогда. Когда однажды в школе случилась вспышка заболевания педикулезом, то на собрании родители учеников только и повторяли: «Многодетных проверьте! Это наверняка от них!» Так получилось, что моя мама не была на том собрании, но ей все передали. Не знаю, как она отреагировала, но мне было очень обидно. Еще однажды я пошла на день рождения к подруге, прихватив двух младших сестер. Мне просто не пришло в голову, что этого не надо делать. Нас посадили за стол, а потом я услышала краем уха: «Поесть привела». С тех пор, если меня куда-то приглашали, всегда шла одна. Говорила маме, что лучше совсем не пойду, чем тащить за собой кого-то из младших.

Был совсем неприятный случай: у подруги пропал мобильник, а в тот вечер у нее в гостях были подружки. Как думаете, кого заподозрили в первую очередь? Меня! Потому что «у них же всего не хватает». К счастью, вскоре телефон нашелся. И последнее из этого списка: «Им бы все получить на халяву». Но я никогда не слышала, чтобы мама что-то у кого-то просила или рассказывала, где и как ей удалось воспользоваться преимуществами своей многодетности. То, что положено от государства, родители, конечно, получали, но ведь за это нельзя осуждать!

Груз ответственности как на старшей дочери лежал на мне всегда. Многие мои ровесницы после школы вообще ничего не делали, кроме уроков, но я просто не могла себе такого позволить. Меня так воспитали, и я всегда помнила, что жизнь в семье неразрывно связана с трудом. Родителей мы в общем-то слушались. Если папа отдыхал после рейса, старались не шуметь. Маме я иной раз устраивала бунты, но потом всегда становилось стыдно, и я старалась ей помогать, потому что видела, что все хозяйство лежит на ней.

Главой семьи всегда был папа. Дома он занимался тяжелой работой: строительством, уборкой территории, огородом (хотя в огороде по мере сил трудились все). Я не помню семейных скандалов; нас никогда не наказывали физически. Шлепнуть мама могла каждого, но это ерунда. Папа мог выпить после рейса или по праздникам. Но не злоупотреблял: невменяемым и шатающимся я его никогда не видела. Особняком мы не жили: приглашали соседей в гости, и сами ходили к ним.

Главная проблема в многодетной семье — это шум. Такую кучу детворы просто не заставишь молчать. То смеются, то плачут, то что-то делят, то ябедничают друг на друга. Очень хотелось побыть одной, чтобы кругом была тишина. Конечно, нам повезло, что у нас жилье в частном секторе. Часть детворы на улице, часть — в доме: уже полегче. Если б нам пришлось обитать в городской квартире, вообще не представляю, как бы это было.

Братья и сестры вечно приставали ко мне то с одним, то с другим. Родители старались оградить меня от этого, но не очень-то получалось. Конечно, как старшая я пользовалась авторитетом, и мне это льстило. Могла кого-то и наказать: у меня имелось такое право. Если мама с кем-то из детей и советовалась, то это была я. Мне чаще других покупали новую одежду, я меньше всех за кем-то донашивала. Многодетным семьям часто приносят вещи; случается, даже очень хорошие. Пока ты маленький, то с удовольствием носишь все, а когда вырастаешь, начинаешь понимать, что если это покупалось не для тебя, то и сидеть может не так, да иногда такое ты бы просто не выбрал. Вкусы же разные, даже у детей!

«Все вокруг колхозное» (выражение моей мамы): это тоже раздражало. У меня были собственные Барби, которых я сестрам попросту не давала. Правда, у них тоже были свои. А вот купить нам шесть велосипедов у родителей при всем желании возможности не было. Велосипеды (их было два) обычно спокойно стояли в коридоре до тех пор, пока кому то одному из детей не приходило в голову, что неплохо бы покататься. Разумеется, такое желание тут же возникало у всех остальных! Результат: споры, очередь, ограничения («только туда и обратно»), жалобы. И опять-таки шум.

У меня как у старшей был свой ноутбук, но мне приходилось прятать его от «мелких» и без конца повторять, чтобы они не смели его трогать. Зато однажды младший братишка взял подаренный мне дорогой лак для ногтей, чтобы им порисовать, и весь извел! Больше всего меня поражало, насколько сильно мои маленькие братья интересовались техникой! Не компьютерами, а отцовской машиной! Если им позволялось «посидеть за рулем», они прямо-таки расцветали от счастья! Не удивлюсь, если оба пойдут по папиным стопам.

В многодетной семье ритм жизни совсем не такой, как в той, где один-два ребенка. Просто потому что вся домашняя работа умножается на шесть. У нас была самая большая в округе посуда! В других семьях это называлось бачком, а у нас — суповой кастрюлей. Два-три «тазика» оливье на Новый год — это норма. Конечно, было, что кто-то любил одно, а другой — другое. Но чтобы от чего-то воротили нос, такого не припомню. Зато вспоминаю, что увидела в гостях: одна девочка методично выбирала из салата зеленый горошек. А потом услышала, как другая отказалась есть пиццу, потому что в нее положен лук! Я была просто в шоке от такой привередливости.

Фрукты и сладости родители старались не то чтобы делить, но следили, чтобы всем досталось. В многодетных семьях еду не выбрасывают. И не только из материальных соображений: ведь какой это труд — ее приготовить! «Бегать с бутербродами» мама нам запрещала. Сел за стол — вот там и ешь. Что всегда нравилось: праздники! Вот тут действительно было весело! Подарки, сюрпризы, розыгрыши. В Новый год — сплошные зимние забавы! В такие минуты я понимала, что другой семьи мне не надо и что пять человек братьев и сестер — это вполне нормально.

Мне всегда хотелось хотя бы пару часов посидеть с мамой в кафе, поговорить по душам. Но я всегда должна была помнить, что она не только моя мать, но и мать моих пятерых братьев и сестер. Однажды, когда я заболела, мы с ней пришли в поликлинику вдвоем и долго сидели в очереди, разговаривали. Какое это было счастье — чувствовать себя единственной дочерью, да к тому же, не слышать от окружающих «понарожали», что они обычно произносили при виде нашей толпы!

Несколько раз я проводила лето в лагере. Не только в карельском; была и на юге. Единственное, что не нравилось: это скопление народа. И вот однажды родители отправили меня в Санкт-Петербург: мамина троюродная сестра пригласила. Я сделала все, чтобы остаться там подольше: помогала тете Зое, вела себя просто идеально. Она поразилась, сколько я всего умею и как быстро у меня это получается. Ничего удивительного: я все привыкла делать чуть не в промышленных масштабах! Мы с тетей Зоей ходили по музеям, гуляли, разговаривали: она уделяла свое внимание только мне, и я поделилась с ней многими своими секретами.

Семья, в которой я выросла, была для меня школой жизни, но, скорее, в плане практического опыта и наглядности. Тогда же, в Санкт-Петербурге, я осознала, какое большое значение имеют разговоры по душам, проникновение в глубину человеческой личности. И еще: тетя Зоя выглядела намного моложе моей мамы, хотя они были почти ровесницами. Не то чтобы моя мама не следила за собой. Просто бездетная тетя Зоя заботилась только о себе, а моя мама — о куче сыновей и дочерей. Хотя при этом я никогда не слышала, чтобы мама закатывала истерики, кричала на нас. Потому мне не кажется, что она жалеет о своей доле.

Несмотря на все, хочу подчеркнуть, что не чувствую себя несчастливой оттого, что родилась в многодетной семье. Да, мне бы хотелось большего уединения и покоя, осознания своей индивидуальности, больше свободного времени, но я не ощущала себя недолюбленной и благодарна своим родителям. Может, и к лучшему, что нас не баловали и что я с детства осознала: мне надо полагаться на себя, потому что родителям еще предстоит вырастить младших.

Наверное, кому-то захочется узнать, почему я выбрала медицинский колледж и сестринское дело. Не знаю, получилось бы у меня поступить в университет или нет, но там бы пришлось слишком долго учиться. А я бы хотела поскорее встать на ноги. Трудностей я не боюсь, а медицина меня всегда привлекала! Сейчас, когда другие дети тоже подросли, основное время я посвящаю учебе. Маме теперь в основном помогают сестры.

А если вы спросите меня, сколько детей я бы хотела иметь, отвечу: одного-двух, но едва ли больше. Думаю, воспитание детей — это призвание, как и многое другое в нашей жизни. Как правило, эти люди — если это в самом деле не какие-то неблагополучные семьи! — никому ни на что не жалуются и справляются с проблемами сами. В конце концов многодетность — это их собственный выбор.

Яркая Карелия в нашем Instagram