Личный опыт

«То, что я слышала от некоторых, очень пугает». Рассказ итальянки, которая вот уже почти год живет в Карелии из-за пандемии

девушка стоит на перекрестке
Фото: Мария Смирнова / «Губернiя Daily»

Аличе Пантини 31 год, она из Италии. Год назад она буквально застряла в России, не успев улететь домой из-за начавшейся пандемии. Прятаться от коронавируса решила в Карелии — и за это время не только обрела здесь новых друзей, но и увидела настоящую русскую зиму. Мы поговорили с Аличе о ее впечатлениях от жизни в совершенно новых условиях.

До того, как случился карантин, я работала гидом. Работала гидом в одной австралийской компании, которая специализируется на турах по Великому Шелковому пути и Транссибирской магистрали. Так что в России, помимо Южной Америки, Индии и прочих стран, я тоже была: ездила с группами туристов в Сибирь.

Прошлой весной я приехала в Россию, это было 6 марта. Через неделю я должна была лететь в Пакистан, но аэропорты стали закрываться, страны стали блокировать международные рейсы. Я звонила друзьям, мы пытались найти возможность улететь домой стыковочными рейсами, но ничего не получалось.

Я застряла. Но это не было страшно, я просто расстроилась. Я люблю свою работу и привыкла зарабатывать деньги, работая гидом. А тут я осталась без возможности зарабатывать деньги совсем.

Я думала, что эта история затянется на 2-3 недели, ну или месяц. Мне очень повезло, потому что в Питере у меня много русских друзей, среди которых была одна девушка — сама она находилась в Монтенегро и позвала меня пожить в свою петербургскую квартиру. Я согласилась, чтобы переждать какое-то время. В мае были рейсы от итальянского посольства обратно, но стоили они очень дорого.

Мой родной город находится недалеко от Венеции на севере, в горах. Моя семья привыкла, что я часто не дома. Сейчас с мамой и друзьями мы каждый день созваниваемся. Той весной с эпидемиологической ситуацией в Италии всё было очень плохо, и я подумала, что не буду пока возвращаться домой.

Потом наступило лето, я решила попутешествовать по России. Зарегистрировалась на каучсерфинге (сервис, пользователи которого бесплатно предоставляют друг другу жилье по всему миру — прим. авт.), нашла девушку-британку, которая также, как и я, застряла, но в Сибири. Она жила там и преподавала английский. Я приехала к ней, мы познакомились и решили поехать на север России. А потом еще и стали отличными друзьями.

девушка сидит в кафе

Фото: Мария Смирнова / «Губернiя Daily»

Мы поездили по северу, были в Мурманске, Кандалакше, Териберке — я увидела, что такое полярный день (сумасшествие, я не могла заснуть)! Путешествовали, в общем, больше месяца. И в какой-то момент заехали в Петрозаводск — и тут внезапно познакомились с двумя парнями, они нас пригласили погулять вместе. Они оказались веселыми ребятами: мы вместе съездили на Воттоваару, на Ладогу — в общем, круто проводили время.

Потом мы с подругой еще съездили на Алтай, а в сентябре мне нужно было возвращаться в Питер. Но я поняла, что не хочу там жить: красивый город, да, но очень большой. И я подумала: а почему бы мне не поехать в Петрозаводск? Сняла квартиру в аренду на Ригачина. Тут тише, тут друзья — те ребята познакомили меня с их компанией, мне нравится здешняя атмосфера. В общем, здесь обычная жизнь: мы видимся все вместе раза по три в неделю: ходим куда-то, устраиваем вечеринки, смотрим фильмы.

Что с визой, спросите? Она заморожена, ее без конца продлевают. Но сейчас вообще никаких новостей о том, что там с ней. Соответственно, я не могу ничего планировать, и это нервирует. Сейчас я как бы могу оставаться в России до июня — узнала об этом в группах в соцсетях, где общаются итальянцы в России. Но официально мне о продлении визы не сообщали — в посольстве тоже ничего не знают, так как у них никогда не было таких ситуаций.

Еще одна причина, почему я тут осталась, — я никогда не видела русскую зиму. Осень, весну видела. А зиму — нет. В Европе много стереотипов о России: якобы тут все много пьют, злые, хмурые. Но они так думают, потому что многого не знают о вашей стране и даже не пытаются что-то узнать, как люди на самом деле здесь живут. Я сама размышляла похоже и, принимая решение остаться в Петрозаводске, решила: окей, я просто посмотрю, как там в реальной жизни.

удыбающаяся девушка

Фото: Мария Смирнова / «Губернiя Daily»

Ну и что с водкой? Конечно, я пила ее! Я заметила, что после водки люди разговаривают с тобой более глубоко, что ли. А еще о таких вещах, о которых они не говорят трезвыми. Это такой способ смягчить и открыть некоторых людей — в особенности мужчин.

На каком-то физическом уровне я чувствую, что русские с итальянцами похожи. Знаете, эти посиделки на маленьких кухнях, много еды, мы пьем чай постоянно. Кстати, о еде: если не считать фастфуд, еда у вас довольно здоровая, мне кажется. Она такая базовая и простая, а я люблю простую еду.

Я веган. То есть не ем продукты животного происхождения вообще. И, вы знаете, Петрозаводск — очень удобный город для веганов. Тут есть специализированные магазины, у вас много зерновых, бобовых, овощей в продаже. Несложно найти дешевую подходящую мне еду в супермаркетах.

Те четыре теплых месяца, когда светит солнце, а люди полны энергии, гуляют — это совершенно другой тип жизни тут. Полная свобода, особенно в белые ночи. Но затем наступают дни — в ноябре, например — когда все серое, нет снега, сил нет. И вот в ноябре я просто не могла проснуться, хотя в Италии привыкла вставать в 7 утра!

Я очень люблю бег, но в Карелии в холодное время особенно не побегаешь, конечно. Чем я занимаюсь, живя в Петрозаводске? Я люблю, когда у дня есть распорядок. Просыпаюсь, делаю йогу, работаю — так как экскурсиями я заниматься не могу, то стараюсь писать что-то для итальянских СМИ. Пытаюсь найти какую-то работу, которая была бы связана с путешествиями, рассказами о них. Вообще, я по путешествиям очень скучаю, конечно. Еще я заочно учусь на факультете социологии в Болонском университете: слушаю лекции дистанционно, выполняю задания. Вечером встречаюсь с друзьями, мы проводим вместе время.

Немного о социологии, кстати. В России я была в местах, где очень чувствуется неравенство — этническое, гендерное и так далее. Я очень счастливая, потому что люди, с которыми я здесь познакомилась и провожу время, очень открыты и терпимы. Но в России во время своих путешествий я часто встречала людей, которые размышляли очень ограниченно, хотя они были моего возраста. Это было странно, и то, что я от них слышала, очень пугает. Знаю, что некоторые россияне хотят уехать из страны из-за такого отношения и неравенства в обществе.

Порой я замечаю также людей, которые ведут себя очень маскулинно или очень женственно. Показательно так подчеркивая свою принадлежность к какому-то полу, знаете. Если ты женщина — ты должна это, если мужчина — то и то... В Италии с этими стереотипами, мне кажется, становится лучше. Конечно, у нас есть маленькие деревни, но в целом страна очень продвинулась в этом плане, особенно в последние несколько лет. Нет мужских и женских категорий — вещи могут быть совершенно разными.

Например, я: у меня есть водительские права на грузовик. Вот я его вожу, хотя я женщина. И когда меня за рулем видели в странах, где это не принято, я видела интерес в глазах тех же девушек, женщин. В их взгляде читается: «А что, так разве можно?»

девушка в маске в магазине

Фото: Мария Смирнова / «Губернiя Daily»

Здесь, в Петрозаводске, я нашла несколько мест, куда можно сдать мусор раздельно. Я разделяю мусор со времен, когда я была еще очень маленькой. Это мой образ жизни. Меня очень печалит то, что здесь совсем немногие разделяют мусор. Да, это вещь, которую ты должен делать сам, тратить на это время. Даже некоторые приятели из компании, с которой я общаюсь в Петрозаводске, начали разделять мусор всего несколько месяцев назад — до этого они ленились. Но когда я вижу, как после пикников на природе люди оставляют после себя горы мусора — боже, это сводит меня с ума! Мы с друзьями, когда видели это, брали перчатки и убирали за этими людьми весь их мусор. Это просто невероятно.

Я не знаю, как много ваше правительство работает над этой проблемой. Но когда я такое вижу, это просто вгоняет меня в тоску. А когда я вижу бабушек на кассе, которые по десять раз спрашивают каждого: «Вам нужен пакет?» Отказываешься, а они такие: «Это бесплатно!». Я знаю, что бесплатно, но этот пластик губит природу, не надо мне его!

Россия — это такая страна в стране. Социальная сфера, экономика, культура — это всё внутри России, такое истинно российское. Прожив здесь год одна, я почувствовала эту изоляцию в масштабе страны, что ли. Например, многие люди знают английский, но у них нет возможности его практиковать. Здесь не так, как в Европе: у нас многие молодые люди начинают путешествовать по странам, потому что границы там не такие строгие и сильные, как в России. И ты живешь в стране, находишься в стране — и ты ментально, умственно тоже как бы в ней. Но почему бы не попробовать расширить сознание и пересечь не только границы своей страны, но и свои собственные тоже? Ведь как ты задумаешься о несправедливости, неравенстве, других проблемах, если ты не в курсе, что некоторые люди вообще-то живут по-другому?

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram