«В красной зоне начинается паника». Медсестра инфекционной больницы Петрозаводска рассказала, как им непросто работать
Личный опыт

«В красной зоне начинается паника». Медсестра инфекционной больницы Петрозаводска рассказала, как им непросто работать

Медсестре Республиканской инфекционной больницы Полине Семёновой 20 лет. Несмотря на юный возраст, она уже повидала все ужасы пандемии. Девушка рассказала, как она и ее коллеги справляются с чудовищной нагрузкой, как пациенты с коронавирусом болеют и чего медики ждут от карельского Минздрава.

Тяжесть работы в инфекционной больнице я бы оценила на 9 из 10 баллов. В чистой зоне еще ничего, можно продержаться. Там ты только документацию подписываешь, созваниваешься со всеми, можешь передохнуть. Но когда ты идешь в красную зону (примерно на шесть часов), там начинается какая-то необъяснимая паника. Будто ты ничего не успеваешь и не делаешь все должным образом — волнуешься. Думаю, это из-за недостатка кислорода — мы работаем в воздухонепроницаемой одежде и респираторах, дышать тяжело.

Люди болеют по-разному: состояние пациента, наверное, зависит от процентного поражения легких. Но я не врач и не могу точно сказать. Из симптомов — в основном ужасная одышка. Соответственно, человек паникует, потому что нечем дышать. Обычно таких мы подключаем к кислороду через канюли. Также пациентов часто сильно лихорадит, проявляется кашель, люди слабы и, бывает, дезориентированы.

Я работаю в РИБ с августа 2019 года. Так называемую вторую волну коронавируса этой осенью мы заметили сразу, так как в нашем нековидном отделении было очень много положительных результатов мазков. Сотрудники в принципе не удивлялись: это работа, куда от нее денешься. Я бы даже сказала, что меня всё устраивало: пришли новые люди в коллектив, мы не «убивались», не работали на износ, успевали отдохнуть — не находились практически постоянно на работе, как это происходит сейчас.

Я второй волны не боялась: все меры инфекционной безопасности мы соблюдали. Но подготовка к осеннему подъему заболеваемости по республике, на мой взгляд, была не очень. Ковид-центр на улице Кирова, 42, например, максимально подготовили, но когда начался наплыв пациентов, стало ясно: они не справятся одни. Самое грустное, что это можно было предугадать намного раньше, а не в самый последний момент. Тогда же было вот как: из министерства пришел приказ за пару дней подготовить отделение РИБ под ковид — мы всё сделали, без разговоров. Все участвовали, работали на износ, старались как могли, выручали друг друга, старались качественно оказать помощь другим больным. При этом мне понравилась работа самих сотрудников РИБ, бывшего главврача Белкина — его после всех этих стараний, как известно, Минздрав уволил. Здесь будто руки опустились — уволили нашего наставника, не побоюсь этого слова.

Сейчас очень сильно морально помогают коллеги: они опытные, всегда найдут способ поддержать. Физически спасает только долгий сон: лишь хорошо поспав, можно хоть немного восстановить силы и снова идти туда. Еще помогает возможность увидеться с друзьями, сходить куда-то проветриться. Надо разгрузить голову, так как на работе много летальных исходов, много сложных ситуаций. Поэтому я максимально абстрагируюсь. Работа остается на работе, только в пределах больницы.

Палаты РИБ переполнены.

Информация Минздрава и то, что мы, медики, видим на работе, сильно разнятся. Палаты переполнены, в коридорах пациенты по-прежнему лежат, очереди из «скорых» бывают у больницы. Сотрудников по-прежнему не хватает, у нас люди на износ работают, у некоторых коллег давление 200 на 110.  Да, они получают надбавки, но какими жертвами! И ведь теперь у сотрудников РИБ не будут брать регулярные мазки на коронавирус, как объявило наше руководство. То есть люди будут ходить домой, не зная, есть у них ковид или нет.

Кстати, замечала не раз, что из-за большой скученности пациентов в палате очень тяжело выполнять инъекции. Да и очень душно там. У нас был момент, когда сотрудник даже порвал костюм, потому что зацепился за что-то в палате. Но мы всё быстро устранили.

Российские вакцины от коронавируса мы на работе обсуждали. Я даже хотела поначалу сделать прививку, но побоялась, так как никаких официальных подтверждений ее положительного действия не нашла. Искала информацию: как-то все размыто, непонятно, ну я и отказалась.  Многие мои коллеги тоже отказались, я даже писала им, мол, объясните, почему вы отказываетесь. Вывод такой: недостаток информации о вакцине привел к тому, что люди испугались и просто не стали прививаться. Ну это я так поняла, может, о других причинам мне просто не сообщили.

Несмотря на то, что я видела, как тяжело работникам нашего отделения, как тяжело пациентам, я продолжаю верить: общими силами мы переживем всё, мы справимся! Главное — пусть теперь о нас всех немного подумает Минздрав, пусть наконец-то нас услышат! Нам нужны стабильность, подготовка к худшим вариантам развития событий заранее, какая-то поддержка от них, а не пустые слова. Мы не требуем многого, мы только выполняем свой долг. Уволив бывшего главного врача Ивана Белкина, чиновники сделали вид, будто что-то предприняли, а на самом деле только ухудшили напряженную ситуацию.

Ну а людям напомню: берегите себя и выполняйте все меры безопасности. Здоровья вам и ничего не бойтесь — вместе мы обязательно победим!

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings