Личный опыт

«Я вдруг увидел, какая она симпатичная». Откровения пары, которая поженилась, когда ему было 80, а ей — 75 лет

Боитесь, что если не выйдете замуж или не женитесь до 30, то так и останетесь на всю жизнь одиноким? Думаете, что после 40 лет шансы встретить свою любовь стремятся к нулю? Петрозаводчане Яков Иванович и Ксения Михайловна доказывают своим примером, что все эти предрассудки — полная глупость. Они поженились, когда ему было 80, а ей — 75 лет. О том, почему никакой возраст их любви не помеха, — в их личном опыте. 

Яков Иванович: Моему вдовству предшествовали серьезные испытания. Первая супруга пять лет была лежачей больной, и я ухаживал за ней: кормил с ложки, мыл, менял памперсы, в общем делал все, что положено. К тому же у нее было старческое слабоумие, она никого не узнавала, говорила что попало. Было тяжело, но я считал, что если уж мы дали клятву быть вместе в болезни и здравии, то это мой долг. Случалось, не спал ночами, потому, когда жены не стало, я, признаюсь честно, долго не мог привыкнуть к тому, что могу спокойно отдыхать, читать книги, смотреть телевизор. Первое время я и думать не думал ни о какой личной жизни: все позади, годы уже не те, да и зачем это надо?

Ксения Михайловна: Я всегда отрицательно относилась к пожилым мужчинам, которые, едва супруга в гроб, тут же начинают искать себе новую «бабку». Мне кажется, женщины в этом плане в основном ведут себя иначе. Лично я вдовствовала 19 лет и думала, что так будет всегда. Забота о детях, внуках — чего еще надо? Какая может быть любовь в пожилом возрасте, да и к чему сходиться? Если уж свой старик помер, зачем нужен чужой? Правда, иной раз смотрела на юную влюбленную пару и думала, что в моей жизни такого уже не будет: становилось грустно.

Яков Иванович: Пришло время, и я как-то встрепенулся. Появилось желание еще хоть немного пожить для себя. Поговорил с сыном, и он сказал: «Пап, все нормально: ты еще не старый ты много пережил, если кого-то найдешь, я не буду против». Я подал объявление в газету «Медведь». Мне ответило много женщин, но все было что-то не то, без душевности. Писали «дача, внуки». И у меня дача и внуки, но я искал женщину для личных отношений, а не для этого.

pension_2858556b

Ксения Михайловна: Я жила на пятом этаже нашего дома, а Яков Иванович — на втором. Я знала, что это надежный, работящий мужчина, преданный семьянин. Всегда здоровались, иногда говорили о том, о сем. Я слышала, как тяжело ему приходилось, когда он ухаживал за больной женой, да и мне в свое время этого досталось. Как-то разговорились о грибных местах, потому как оба — заядлые грибники и ягодники. Поделились секретами, а потом, невзначай сговорившись, вместе поехали «на охоту».

Яков Иванович: Ксюша плохо ориентировалась в лесу, и именно тогда я впервые почувствовал себя «настоящим мужчиной». Она очень удивлялась, как это я, войдя в лес в одной стороне, преспокойно выйду на исходную точку абсолютно с другой. А потом пришла пора удивляться мне — когда присели отдохнуть. У обоих были термосы с чаем, но у Ксюши был такой изумительный чай! И не бутерброды, а сэндвичи, тоже очень вкусные! Мы ели, говорили, смеялись, и я вдруг увидел, какая она симпатичная.

Ксения Михайловна: Нам напрасно внушают, что после шестидесяти-семидесяти у женщины нет внешности и красоты. На самом деле она есть — в глазах любимого мужчины, и личная жизнь возможна в любом возрасте. А то скажут, мол, ты уже бабка, сиди на попе — женщины и сидят. Да что говорить: моей дочери нет еще пятидесяти, так дети (мои внуки) уже ей выдали: «Ты отработанный материал». И получили от меня нагоняй!

Яков Иванович: Я стал ухаживать за Ксюшей. Как ухаживают, когда тебе под 80? А как вы думаете? Точно так, как это бывает в юности. Делают комплименты, дарят подарки, держатся за ручку, ходят в кино или театр, стараются следить за собой, выглядеть лучше. В моем поколении бытовал период, как бы это сказать? Неприкосновенности женщины. То есть когда она — вроде статуи, когда в определенный период ты ею просто любуешься. Это пора влюбленности, и даже в нашем возрасте возможно ее повторение. Мы с Ксюшей встречались все чаще и чаще. Вместе смотрели фильмы и обсуждали их, ходили на лыжах, устраивали совместные чаепития.

Ксения Михайловна: Яков Иванович — человек с большим чувством юмора, от его шуток я хохотала до слез. А предложение руки и сердца он сделал так: мне принесли огромную коробку, в которой была еще куча коробок, и все завернуто в бумагу. Не передать, как я разозлилась, открывая и разворачивая все это, потому как все пусто и пусто! А в самой последней маленькой коробочке оказалось золотое кольцо! А потом появился и сам Яков Иванович с букетом роз и словами любви. Предложение я приняла не сразу, сыграло вечное «что подумают люди». Но он меня убедил. Его сын был не против, а вот моя дочь сперва обиделась, приревновала. Ее слова были такими: «Мама, что за глупости, ты должна жить для нас». Но я всю жизнь жила ради них, да и сейчас не собираюсь отказываться от забот о дочери и ее семье.

Яков Иванович: Отношения с Ксенией будто всколыхнули меня, заставили вновь почувствовать себя молодым. Я понимаю, что мне осталось не так уж много, но я хочу прожить оставшиеся годы счастливым человеком. Открою секрет: первый поцелуй — поцелуй с каждой новой женщиной. А если эта женщина еще и любима — это просто чудо и волшебство. Такое я почувствовал с Ксюшей. Понятно, что в нашем возрасте интимные отношения отличаются от отношений молодых людей, но они все-таки есть, и это радует. И главное — это все-таки стимул ощущать себя здоровым, полным надежд и желания жить дальше.

bT94B31G5mI

Ксения Михайловна: Никто из моего поколения — если это не актрисы или не жены партийных работников — не пользовался какими-то суперкремами, не посещал салоны красоты. Помню крем для рук «Бархатный», пудру и тональный крем «Балет», духи «Серебристый ландыш». Тем не менее многие из тех, кто пользовался советской косметикой, выглядели гораздо моложе своего возраста. Сейчас куда больше возможностей, и я считаю, что «бабки» могут тратить хотя бы какую-то часть своей пенсии на покупку средств для ухода за собой. Я против того чтобы неестественным образом молодиться, но почему бы раз в два месяца не покрасить волосы профессиональной краской в салоне, а не уродовать себя фиолетовыми или оранжевыми волосами? И в 75 лет можно сделать коррекцию бровей за 100-200 руб. и уж ни в коем случае не ходить с «бородой» на подбородке!

Яков Михайлович: Как отнеслись к нашему союзу люди? В подъезде — очень хорошо, с одобрением. Шутили: «Яша и Ксюша полжизни были соседями, не зная о том, что это судьба». Мы оба не забываем о наших прошлых «половинках», с которыми прожили большую часть жизни, родили детей. Вместе ездим на кладбище и ухаживаем за могилами. Оттенок вины, конечно, присутствует: они уже там, а мы еще здесь и вроде как даже радуемся жизни. Дети наши, к сожалению, пока не подружились, общаться не хотят, так что совместных праздников мы не устраиваем.

Ксения Михайловна: Расписались мы скромно, без свидетелей. Дома устроили небольшое торжество. Вроде бы небольшой праздник, а счастья было много! Я бы никогда не подумала, что такое возможно. В нашем возрасте старики сходятся как раз не для того, чтобы ухаживать друг за другом в смысле болезни (для этого есть дети), а ради общности интересов. Нам ни минуты не скучно друг с другом! Иногда меня спрашивают, как я себя ощущаю? Как двадцатипятилетний человек, каким-то странным образом существующий в семидесятипятилетнем теле. Все живо! Я не говорю про здоровье, я имею в виду эмоции, восприятие жизни.

Яков Иванович и Ксения Михайловна: Мы рассказали свою историю, но при этом очень стесняемся. Думаем, люди скажут: развели старики какие-то розовые сопли про любовь, сидели бы уже на печи, кости грели! Прошла ваша пора: вся эта романтика — чистый маразм, всему свое время. Помните Пушкина, поэму «Руслан и Людмила», историю Наины? Ведь там та же мораль. И все-таки мы решили немножко поспорить с судьбой и хотя бы чуть-чуть переиграть время. Нам немного осталось на этом свете, и почему бы пока не использовать то, что дано так, как нам мечтается и хочется?

Яркая Карелия в нашем Instagram